Чтобы получить ответ на этот вопрос, портал RusDelfi связался с редактором олимпийских видов спорта российского сайта Sports.ru Алексеем Авдохиным.

О "заговоре против России"

В IAAF тоже устали от этой токсичной для легкой атлетики ситуации и реально хотят перевернуть страницу, вернув России полноценный статус. Глава рабочей комиссии IAAF по восстановлению России Руне Андерсен настроен крайне миролюбиво, и даже о неприятных вещах из отчетов (вроде новых допинговых случаев в России или встреч с невнятным руководителем ВФЛА Шляхтиным, который уходит от конкретики), пишет деликатно, отмечая прогресс и позитив для России.

На самом деле главная причина свежего продления бана совсем не в обнаружении за работой дисквалифицированных тренеров или подделке чиновниками медицинских документов для прыгуна Лысенко. Она чисто техническая — WADA еще не закончило исследование электронной базы данных из Московской антидопинговой лаборатории, полученной этой зимой. Там около 2 тысяч образцов, взятых у легкоатлетов, и у IAAF пока нет подтверждения, что эти данные подлинные и неизменные.

WADA обещало передать их в IAAF 18 июня, а без такого понимания восстановление невозможно. Тем более что один из пунктов дорожной карты — физический доступ к конкретным допинг-пробам — пока тоже не выполнен, потому что с такими требованиями к России просто физически не обращались.

Об улучшении ситуации по борьбе с допингом

Отвечая на вопрос, улучшилась ли ситуация с точки зрения применения легкоатлетами запрещенных препаратов — да, однозначно улучшилась. Промышленного использования допинга в легкой атлетике больше нет — достаточно взглянуть на динамику российских результатов в самых "допингоемких" дисциплинах (средний и длинный бег, метания). Надо быть полным идиотом, чтобы продолжать "баловаться" в нынешних условиях тотального недоверия, да и финансового смысла стало меньше — призовые, стипендии, бонусы от регионов и так далее.

А вот если говорить об антидопинговой культуре, нулевой толерантности к допингу, то, конечно, здесь все та же унылая картина. Пойманные когда-то на допинге спортсмены остаются в спорте в ином качестве, пользуются уважением и бонусами от прежних титулов, продолжают работать при спортивных школах и клубах. Никто не видит в этом проблемы — часто допингист представляется жертвой, которого случайно или несправедливо наказали непонятно за что.

О дисквалифицированных тренерах

Почему дисквалифицированные тренеры находятся на стадионах — их почти никто не идентифицирует с людьми, которым запрещена работа в спорте, рядом с которыми находится опасно. В лучшем случае возникает недоверие к их ученикам, которые "попались", а тренеры — вне подозрений. Как правило это заслуженные, уважаемые специалисты, отдавшие спорту десятки лет, а то и всю жизнь — не все готовы резко менять отношение к конкретному человеку, которого считали легендой в своем регионе, городе, клубе, превратив его в изгоя.

Реальная проблема не в том, что отстраненных тренеров на стадионах не узнают или забывают (не знают) об их дисквалификации, а в том, что считают такое отстранение глупостью, следствием заговора или ошибкой, а в продолжении работы скомпрометированного тренера не видят ничего ужасного. Это общая психология на любом уровне — спортивных чиновников, руководителей спортшкол, тренеров, спортсменов и их родителей. Скорее наоборот, человек, который выразит сомнение в такой ситуации, окажется в меньшинстве и будет выглядеть странно.

О смене гражданства

Публично вариант выступления за другую сборную пока никто не озвучивал. Даже топ-легкоатлеты, которые уже не боятся в открытую критиковать руководство и политику ВФЛА, уходят от вопросов о смене гражданства. Вероятно, что дело еще и в том, что финансовые компенсации за "временные неудобства" в России солиднее, чем призовые за гипотетическую Олимпиаду под чужим флагом, хотя финансовые и статусные потери сейчас все равно серьезные. Плюс оперативно сменить гражданство под Токио-2020 уже не успеть, да и шанс там выступить за Россию еще остается.

О пропуске игр в Токио

Полное отстранение сборной России от Олимпийских игр в Токио при исходных данных — это слишком маловероятный вариант, хотя юридическая возможность для такого решения у МОК существует. Текущих претензий по допингу к России не так много, РУСАДА работает ответственно и, хочется верить, независимо, а всплывающие допинговые проблемы больше из прошлого. Легкая атлетика хоть и остается болевым симптомом, но повлиять на участие всей сборной в Играх-2020 вряд ли способна — прогресс признают даже в IAAF.

Если откуда и можно ожидать беды — то как раз из базы данных Московской антидопинговой лаборатории, которую сейчас тщательно изучает WADA. Если вдруг окажется, что Россия передала ее в неполном, измененном или фальсифицированном виде, то новые санкции точно коснутся уже всей, а не только легкоатлетической команды.