Весной DW уже опрашивала медицинских работников из России о том, с какими трудностями они сталкиваются во время пандемии. Тогда многие говорили о нехватке средств индивидуальной защиты (СИЗ) и денег для выплат государственных надбавок за работу с COVID-19. В разгар второй волны коронавирусной инфекции DW связалась с медиками снова, чтобы выяснить, что изменилось и как эти перемены отразились на самих врачах, фельдшерах и медсестрах.

"Выплаты — больная тема"

Игорь (имя изменено), врач-рентгенолог в Твери:

- Думаю, вторая волна во многом другая по ощущениям, по эмоциям. Например, те, кто в первую волну наплевательски относились к коронавирусу, сейчас паникуют. Или, наоборот, теперь работают как конвейер и чувствуют безразличие. Я отношу себя ко вторым, сам недавно переболел.

Пациентов действительно гораздо больше. Я смотрю на очередь на компьютерный томограф (КТ) и думаю: "Куда же их всех потом девают? У нас же в городе совсем нет места". Вот пример: чтобы у томографа остыла рентгеновская трубка, нужен один час и сорок минут. За ночь она еще ни разу не остывала. Пациентов везут круглосуточно — особенно из районов на скорых-"буханках". Бывает и по три, и по пять человек за раз.

Как и обещали весной, и нам, и в другие больницы закупили томографы. Но появилась другая проблема — не хватает рентгенологов, чтобы расшифровать результаты. Например, в Вышнем Волочке поставили КТ, но местный главврач разругался с единственным в городе рентгенологом. И тот, разумеется, ушел. Так что теперь они сами кое-как снимки делают, а после практически наобум везут в областную больницу, где заново пересматривают снимки. Получается, больной туда-сюда катается.

СИЗ в достатке, но видно, что их качество ухудшилось. Может, на закупках экономят или импортозамещение, не знаю. Но бывает, что защитный костюм в первые же часы расходится по швам.

Надбавки за работу с коронавирусом были, но там сто раз менялись правила, не ясно, сколько в итоге получаешь. Вообще, выплаты — больная тема. Не только для самих докторов, но и для администрации больницы. Я успел недолго поработать заведующим отделения, посидел на совещаниях, послушал. Все сводится к приказам: выплаты платить обязательно, а деньги — ищите сами где хотите.

"Жить совсем перехотелось"

Анна Коновалова, учится в медицинском институте на врача, работала медсестрой-волонтером в московской инфекционной больнице Коммунарка, город Москва:

- Я ушла из больнице в Коммунарке еще в конце июня: оттуда вывели всех волонтеров. Сказали, что теперь нагрузка с персонала снята и теперь не нужны люди. Вроде как укомплектовали состав. Но мне кажется, что просто волонтерские программы свернули и все. Людей так же не хватало, и мы еще неофициально потом немного ездили помогали.

У нас в мединституте немногие были в "красной зоне". Из-за этого чувствуется некоторый разрыв в восприятии пандемии. Скучаю по отделению и по работе, могла бы сейчас работать — работала. Но с учебой совмещать нереально.

Да и психотерапия у меня, конечно, тоже отняла много сил. Я пошла к специалисту, когда жить совсем перехотелось. Очень жаль людей, потери семей. Я в реанимации работала, у нас не так много выздоравливающих было, скорее наоборот. Но это не повлияло на мой выбор профессии. Я люблю людей и радуюсь, что могу что-то сделать для них. Хотела бы, наверное, стать пульмонологом — очень интересная область.

"Утром сел в машину, на следующее утро — вышел"

Дмитрий Серегин, фельдшер скорой помощи в Орле:

- Вторая волна для меня сложнее, потому что больных все больше и больше. А улучшения пока не видно. Медицинская система не справляется. По количеству свободных мест в больницах Орловская область одна из худших регионов в стране, это признали даже на совещании с президентом. Больше 95 процентов коек заполнено. Когда в городе заканчиваются места, везем в центральную районную больницу за 30 километров от города. С 1 декабря всю больницу скорой помощи будут перепрофилировать под коронавирус.

Если у пациента есть температура, он не может нигде сделать рентген или компьютерную томографию (КТ). Только в больнице, где мало мест. Получается такой замкнутый круг. Если не так все плохо — сидите дома и гадайте, что у вас. В больницу можно приехать и самому, но придется прилично подождать.

Я в принципе особо и не отдыхаю. Утром сел в машину и утром следующего дня — вышел. 1 января тоже работаю. Хотя никто из врачей скорой помощи не уволился. Но в поликлиниках я слышал, что уходили — не все терапевты способны выдержать по сто вызовов в сутки. Живу по-прежнему у своей девушки, к которой съехал в первую волну, чтобы не заразить пожилых родственников. С родителями мы впервые с марта увиделись только в конце лета: я сам заболел коронавирусом, и они на безопасном расстоянии привезли продукты.

Проблемы с доплатами медикам за коронавирус мы почти решили — нам с этим помогли силовые ведомства. Я состою в профсоюзе "Действие", в котором мы много писали жалоб в прокуратуру и СК. Пошел слух, что мы помогаем с выплатами, и медики стали активно к нам вступать. Число врачей в профсоюзе в Орловской области выросло более чем вдвое.

Очень жду вакцину и момента, когда она пройдет третью фазу испытаний. Мне не предлагали стать добровольцем, но я бы и не хотел. Отношусь к этому прагматично. Это все же медицинский препарат, а быть испытателем на себе я не горю желанием. Антитела у меня пока что есть. Как только пройдет большое массовое тестирование вакцины и будет доказательная база эффективности, я всеми руками "за".

"За всю пандемию получил три тысячи рублей надбавок"

Валентин (имя изменено), врач в областной больнице Костромы:

- Перемен по сравнению с первой волной не то чтобы очень много. Только теперь больных ковидом полно в отделении — их заставляют выписывать как можно раньше. Также в городе и области нет детской кардиологии, гематологии, аллергологии. Эти врачи работают амбулаторно в поликлинике, в стационаре такие больные полечиться не могут — стационар тоже ликвидирован.

Нам выдали средства индивидуальной защиты наконец-то. Но много персонала все равно болеет. Хотя, по официальной версии руководства, они заражаются где угодно, но не на рабочем месте. Самый ходовой вариант — в маршрутке.

Выплаты, может, нам и полагаются, но они мизерные. Высчитывают время контакта с пациентом больным коронавирусом, начиная с получения положительного результата мазка. А то, что я с ним работал до этого неделю, никого не интересует. Короче, за всю пандемию я получил не более 3 тысяч рублей надбавок.

А так настроение у многих медиков пофигистическое. Больных этой заразой я уже перестал опасаться, привык к ним.

Еще больше новостей про коронавирус читайте ЗДЕСЬ.

Кстати, все актуальные новости от RusDelfi теперь и в Telegram: подписывайтесь и будьте в курсе событий страны и мира.

Коронавирус SARS-CoV-2

  • Люди, которые подозревают у себя наличие коронавируса, должны позвонить на номер консультации семейных врачей 1220 (из-за рубежа +372 634 6630) или на созданный для вопросов по коронавирусу кризисный номер 1247. В случае необходимости, нужно воспользоваться номером экстренной помощи 112.
  • Симптомы COVID-19 схожи с симптомами гриппа. Вирус может вызвать кашель, жар и затруднение дыхания. Лучшая защита от распространения заболевания - мыть руки и избегать контакта с людьми.
  • Подробнее о коронавирусе и действующих ограничениях читайте на специальном правительственном портале kriis.ee!
  • Приложение HOIA даст знать, если вы находились в тесном контакте с носителем коронавируса. Узнайте подробности!