Путин общается с американцами в качестве директора ФСБ и секретаря Совета безопасности России, главы правительства, исполняющего обязанности президента и главы российского государства. Одну из встреч Клинтон и Путин начали с обсуждения последствий гибели подлодки ”Курск”.

6 сентября 2000 года Владимир Путин и Билл Клинтон встретились в Нью-Йорке в президентском номере гостиницы Waldorf Astoria. На встрече также присутствовали замруководителя администрации президента России Сергей Приходько и заместитель госсекретаря США Строуб Тэлботт, свободно владеющий русским языком.

"Медуза" опубликовала перевод беседы на первую тему, которую обсудили президенты на той встрече. Она касалась гибели подводной лодки ”Курск”:

- Клинтон: Сожалею обо всем, через что вам пришлось пройти из-за гибели ”Курска”. Когда происходит что-то такое, люди по всему миру представляют себя на месте жертв и их близких, но я представлял себя и на вашем месте. Вам, наверное, пришлось столкнуться со множеством критики. Это всегда случается. После Оклахома-Сити многие спрашивали, хорошо ли здание было защищено и не пустили ли мы террористов в страну. Так что сердцем я был и с людьми на дне моря, и со всеми остальными тоже.

- Путин: Хорошего выбора у меня не было. Я оказался в ловушке между плохими и худшими вариантами. Мне говорили, что если бы я сразу спустил туда маленькую подводную лодку и хотя бы попытался спасти парней, мои рейтинги выросли бы. Нельзя позволять делать что-то подобное ради пиара. Нужно отдавать приоритет реальному спасению людей.

Я ценю вашу искреннюю поддержку. Как ни странно, последующие опросы показали, что этот инцидент не повлиял на мое положение. Но я очень боюсь, что нечто подобное может повториться.

- Клинтон: Сейчас мы работаем в другой обстановке. Если в Москве взрывается здание, это словно происходит у наших родственников. Или если люди в Мозамбике вынуждены залезать на деревья, чтобы спастись от наводнения… Во многих отношениях это хорошо. Это напоминает нам, что другие — тоже люди. После этого сложнее ненавидеть. Но иногда и лидеру бывает трудно поступать правильно из-за всех этих сильных ощущений.

- Путин: Мы чувствовали себя бессильными во время этой катастрофы. Сейчас все выглядит так, что весь экипаж погиб в течение 60 или 90 секунд. Мы не могли рассказать родственникам, но в корпусе была дыра размером около двух метров, через которую затопило первые три отсека подлодки. Я даже не знаю, как мы можем вытащить тела. В этих водах много трески — плоти на костях может не остаться. Мы пытались спустить на тормозах всю эту шумиху, но некоторые люди странные, и они просто продолжали ее подпитывать. Это просто факт жизни.

Что происходило с рейтингом Путина


Мы не знаем, о каких рейтингах говорил Владимир Путин. Возможно, речь шла о непубличных социологических опросах, которые тогда проводило Федеральное агентство правительственной связи и информации (через несколько лет оно стало частью Федеральной службы охраны).

Судя по данным ВЦИОМ, которым тогда руководил Юрий Левада, рейтинг Путина действительно не пострадал из-за гибели ”Курска”. Комментируя результаты опроса, проведенного 22–25 сентября 2000 года, аналитики социологической службы отметили, что ”рейтинг доверия президенту вернулся на прежние позиции середины августа”.

Через два дня после встречи с Клинтоном Путин дал знаменитое интервью ведущему CNN Ларри Кингу. В ответ на вопрос, что же случилось с ”Курском” (он был задан в самом начале беседы), Путин с улыбкой ответил: ”Она утонула”. Эта фраза и эта улыбка стали главным, что запомнилось из интервью.

Между тем дальше президент России длинно рассуждает о судьбе лодки (во многом повторяя сказанное Клинтону), а на вопрос, что бы он изменил в своих действиях, отвечает, что отменил бы ”рабочие встречи по месту отдыха в Сочи”. По словам Путина, ”можно было в этой части поступить иначе”, поскольку его действия ”использовали для определенных атак, для раскачивания самого института президентской власти, а это само по себе уже плохо и вредно для государства”.

Как ”спускали на тормозах шумиху”


12 августа 2000 года — в день, когда затонул ”Курск” — Путин уехал в отпуск в Сочи. О катастрофе президенту сообщили на следующий день, а общественности — только 14 августа. Путин не прервал свой отпуск до 18 августа — в тот день он отправился в Крым на неформальную встречу глав СНГ; однако из-за аварии в Баренцевом море график саммита изменили, и президент России вернулся в Москву. 18 августа Путин объяснял, что сразу хотел поехать к месту аварии, но удержался: ”Прибытие в район бедствия неспециалистов, чиновников высокого ранга не помогает, а чаще всего мешает… Все должны быть на своем месте”.

Только 22 августа власти официально признали гибель моряков ”Курска”. Но, по словам главы правительственной комиссии по расследованию причин аварии, вице-премьера Ильи Клебанова, власти еще 14 августа знали, что весь экипаж подводной лодки погиб. Тем не менее Путин 16 августа заявил, что моряки делают все возможное для спасения экипажа, а 20 августа опять повторил это на встрече с иерархами Русской православной церкви: ”Моряки делают все для спасения своих товарищей. К сожалению, иногда не мы, а события диктуют нам логику развития ситуации. Но до последней минуты мы будем делать все для спасения всех, кого можно спасти. Будем бороться за жизнь каждого нашего моряка. И будем надеяться на лучшее”.

22 августа Путин подписал указ о трауре ”в связи с трагедией в Баренцевом море”. В тот же день он приехал в Мурманскую область и встретился в поселке Видяево с родственниками моряков подлодки ”Курск”, многие из которых все еще надеялись, что кого-то удастся спасти. Лишь во время этой беседы Путин впервые сообщил, что в лодке была ”очень большая пробоина” (но и это было сказано не для публики; встречу на диктофон записали и затем опубликовали журналисты ”Коммерсанта”).

Судя по рассекреченной стенограмме разговора с Клинтоном, Путин действительно какое-то время знал, что большинство моряков погибли, но не хотел раскрывать эту информацию. ”Мы не могли рассказать родственникам, но в корпусе была дыра размером около двух метров”, — заявил Путин Клинтону, очевидно, имея в виду дни, предшествовавшие встрече в Видяево.

26 августа Путин посмертно наградил моряков ”Курска” государственными наградами и распорядился увековечить память экипажа.

2 сентября 2000 года в эфире телеканала ОРТ (сейчас — Первый) вышел последний выпуск программы Сергея Доренко. Он был целиком посвящен гибели ”Курска”: Доренко резко раскритиковал действия Путина во время спасательной операции. После этого журналиста отстранили от эфира и уволили.

5 сентября, за день до встречи Путина и Клинтона, олигарх Борис Березовский опубликовал обращение к президенту России, в котором рассказал, что от него потребовали продать акции ОРТ (49%): ”На прошлой неделе высокий чин Вашей администрации предъявил мне ультиматум: передать в течение двух недель в управление государству контролируемый мной пакет акций ОРТ или отправиться вслед за Гусинским — по всей видимости, речь шла о Бутырской тюрьме. Причина такого предложения — Ваше недовольство тем, как ОРТ освещало события, связанные с аварией подлодки „Курск”. "Президент сам хочет управлять ОРТ”, — заявил мне Ваш представитель”.

Березовский заканчивает письмо тем, что передаст свои акции ”в управление журналистам и другим представителям творческой интеллигенции”. В реальности они оказались под контролем государства.