"Он [Путин] подменил закрепленную в Конституции самоидентификацию России как части мировой (по сути — западной) политико-правовой системы, на самоидентификацию России как осажденной крепости, ведущей с миром непрерывную и тотальную войну на фронтах, - считает Пастухов. - В этой интерпретации Россия является антагонистом западного культурного и политического наследия. И это не только слова, но и действия: национализация чиновничества, ограничения на участие в политической жизни для тех, кто связан с чуждым и враждебным внешним миром, — это лишь малая часть этой новой конституционной философии".

"Выход в свет фильма Владимира Соловьева о Муссолини, по всей видимости, совершенно не случайно почти совпал по времени с эпохальным посланием президента и мог иметь целью подготовить широкую публику к правильному восприятию конституционных новаций. Тем более Муссолини действительно является наилучшим фоном для восприятия идей о приоритете суверенитета народа над правами отдельного человека, - добавляет он.

Что касается так называемого транзита власти, о котором говорят после послания Президента РФ, то здесь Пастухов придерживается следующего мнения.

"Похоже, общество недооценило уровень его амбиций и притязаний, - добавляет Пастухов. - Он видит свои гарантии не в ханжеских заверениях в преданности назначенных им преемников, которые, как показывает история, почти всегда оказываются лживыми, не в многопудовых институциональных веригах, налагаемых на общество, которые, как учит та же история, почти всегда ржавеют и рассыпаются в прах при новом правителе. Он хочет сломать хребет непокорному русскому обществу и переучредить Россию заново по своему образу и подобию, встав в один ряд с Лениным и Сталиным. И тогда никакие разоблачения ему будут не страшны, потому что всегда останутся те, кто будет считать его Богом".

15 января Владимир Путин выступил с ежегодным посланием перед российским парламентом, в котором, в частности, призвал внести поправки в Конституцию РФ.