Начальник отдела по раскрытию мошенничеств управления уголовного розыска МВД Прикамья Роман Теплоухов предоставил местному порталу 59.ru реальный телефонный разговор мошенника с "клиентом".

Позвонивший представляется сотрудником службы безопасности банка и уверенным голосом сообщает, что у мужчины прямо сейчас пытаются списать с его карты деньги. Далее ”сотрудник службы безопасности” предлагает временно деактивировать личный онлайн-кабинет клиента. Но неожиданно клиент выводит позвонившего на чистую воду. В ответ мошенник ведет себя достаточно нагло и переходит на нецензурную лексику, доходчиво объясняя, как он работает с такими ”идиотами”. По сути, этот диалог есть исповедь мобильного мошенника:

— Понимаете, я уже знаю, что вы мошенник.

— Хорошо… И?

— Что ”хорошо”? Что значит ”и”? И наш разговор записывается и будет передан в полицию.

— Хорошо. И? Что будет далее?

— Не знаю. Полиция пусть разбирается.

— Ты думаешь, она разберется?

— Не знаю! Это не моя проблема.

— Извини, согласен. Извини. Я просто, понимаешь, знаешь, сколько я звоню людям… (нецензурная лексика. — Прим. авт.) за целый день? У меня голова кипит уже говорить одно и то же… (нецензурная лексика. — Прим. авт.).

— А зачем ты этим занимаешься?

— Кушать хочу… (нецензурная лексика. — Прим. авт.)!

— Ну нельзя найти какую-то нормальную работу, что ли?

— Работа должна приносить удовольствие. Я сижу в офисе и разговариваю просто с людьми.

— Ну подожди, тебе, по сути, приносит удовольствие разводить людей на деньги?

— Да. Это, знаешь, вроде бы искусство, понял?

— Не, не, это я понимаю. Ты же звонишь от организации. Просто ты же не себе в карман кладёшь деньги, правильно?

— Смотри, я, короче, получаю процент: 10% с каждой суммы. Допустим, вот я… (нецензурная лексика. — Прим. авт.) типа на 50 тысяч, понял… (нецензурная лексика. — Прим. авт.), я с них получаю 10%.

— Охренеть! И сколько ты так можешь настрелять?

— Короче, смотри: за неделю заработная плата у меня составляет от 150 до 200 баксов.

— 150–200 долларов в неделю?

— Угу.

— Ну это 800 долларов, это не очень много! Ты откуда, ты где живёшь, в каком районе?

— Я просто не в России, понял, поэтому… (нецензурная лексика. — Прим. авт.) для меня это нормально.

— А-а-а…

— Да, даже так, понял.

— Вот оно что… Не Россия даже… Блин, тебе можно только посочувствовать, что ты этим занимаешься.

— Спасибо.

— Найди себе лучше нормальную работу! Ну просто рано или поздно это всё равно закроется, согласись?

— Согласен, не будет вечная… (нецензурная лексика. — Прим. авт.).

— Вот тратить время на это, блин… Ну не знаю, не советую. Лучше построй карьеру или придумай какой-то свой нормальный бизнес.

— Хорошо, спасибо. И чтоб ты понял, Павел, тебе будут очень много раз звонить, потому что база находится в интернете. Я знаю, у тебя есть машина Audi A3.

— Ну пипец…

— Ну ты парень умный.

— Ну спасибо, спасибо, что предупредил. Попробую как-нибудь убрать это всё, что ли… Попрошу своих ребят посмотреть. Ну а так — тебе удачи, постарайся найти легальную работу, я тебе советую. Не трать на это время.

— Хорошо, спасибо, Павел Николаевич, я приму меры. Всего вам доброго, до свидания. Приятного времени.

— Давай.