В МИД России обвинения отвергли, заявив, что авиация Минобороны РФ наносит точечные удары по тщательно проверенным целям. ”Медуза” коротко пересказывает расследование The New York Times.

За 12 часов 5 и 6 мая авиация Минобороны России нанесла серию ударов на северо-западе Сирии в районах, которые контролируются антиправительственными войсками. В том числе налетам подверглись четыре объекта невоенного назначения — больницы Набад-аль-Хайят, Кафр-Набл, Кафр-Зита и Аль-Амар. Все они расположены в сирийской провинции Идлиб.

О том, что за авиаударами по госпиталям стоит российская авиация, в мае 2019 года сообщали международные наблюдатели. В июле закрытая встреча в связи с инцидентами прошла в Совбезе ООН по инициативе Германии, Бельгии и Кувейта. Однако, как утверждает The New York Times, ее журналистам удалось это доказать.

Как говорится в публикации, сделать это удалось, проанализировав данные из различных источников: показания очевидцев и видеозаписи с мест ударов, сообщения в соцсетях, записи ”споттеров” — сервисов, которые фиксируют пролеты самолетов над Сирией, а также расшифровки переговоров российских военных пилотов и наземных служб. Газета утверждает, что 5 и 6 мая споттеры сообщили о появлении в небе над Идлибом российской авиации.

Анализ данных из других источников позволяет утверждать, что в каждом из случаев налета на больницы в это время и в этом месте оказывались именно российские самолеты.

”5 мая в 14 часов 32 минуты по местному времени российский диспетчер передал пилоту координаты, которые соответствуют расположению госпиталя Набад-аль-Хайят, — говорится в расследовании The New York Times. — В 14:38 пилот отвечает, что видит цель и вводит в компьютер своего самолета соответствующий коррекционный код. Диспетчер дает разрешение открыть огонь (сигнал „Три семерки”). В 14:40 споттеры сообщают о появлении в небе российских самолетов. В это же время происходит удар, а пилот сообщает, что цель „отработана””.

В публикации сообщается, что записи переговоров российских военных пилотов и диспетчеров в редакцию передали участники ”сети наблюдателей, которые настояли на анонимности из соображений безопасности”. The New York Times отмечает, что в записях содержатся переговоры за несколько месяцев, а на расшифровку кодовых сигналов ВКС РФ журналисты потратили несколько недель.

Издание отмечает, что госпиталь Набад-аль-Хайят на момент авиаудара был эвакуирован, однако в ходе налетов на другие больницы погибли люди. Все четыре больницы были в списке медицинских организаций, составленном в Сирии и переданным в ООН для того, чтобы предотвратить нападения на них. The New York Times со ссылкой на сирийских медиков пишет, что координаты больниц могли быть взяты российской авиацией из этого списка.

Всего, по данным The New York Times — газета ссылается на сообщения американской правозащитной организации Physicians for Human Rights (”Врачи за права человека”) — с начала гражданской войны в Сирии было совершено 583 нападения на больницы и госпитали. 266 произошли после сентября 2015 года, когда военную операцию в стране начала Россия. Жертвами ударов стали не менее 916 медработников. С мая 2019 года налетам подверглись более 10 больниц.

The New York Times отмечает, что нападение на объекты медицинской инфраструктуры может считаться военным преступлением. Газета пишет, что в МИД РФ отказались прокомментировать данные расследования, ограничившись ранее сделанным комментарием о том, что авиация Минобороны РФ наносит точечные удары по тщательно проверенным целям.

Ранее Россия отрицала причастность к бомбардировкам больниц; постпред РФ в ООН Василий Небензя говорил, что Минобороны предоставило ООН собственное расследование этих инцидентов. По словам российского дипломата, в 9 из 11 заявленных случаев ударов не было, а в двух оставшихся здания были частично повреждены, но не российскими ВКС. Небензя предположил, что за ложными сообщениями о налетах на больницы могли стоять ”террористы”.

1 августа 2019 года ООН объявила о проведении расследования в связи с бомбардировками больниц и школ в Сирии.