Балтийский вокзал. Поезд из Тарту. Кристина Каллас выходит на перрон. ”У нас только семейная машина. В Таллинн всегда приезжаю на поезде, так как во время поездки можно поработать”, — признается жительница Тарту. Сегодня вечером она улетит в Стокгольм на предвыборные дебаты, а так осталась бы ночевать в отеле или арендованной на пару дней квартире. ”У меня есть квартира в Тарту и Нарве, а в Таллинне нет”.

Мы вызываем дешевый Taxify и, понимая, что таксист русский, Кристина сразу переходит на бывший когда-то домашним язык. Многим интересно, откуда она так хорошо и без акцента говорит по-русски. Ответ — у нее русская мама, чья девичья фамилия Осипова.

”Мой папа эстонец, я ходила в эстонский садик, школу. Но в детстве летом отдыхала у бабушки в деревне в Ярославле, в Кивиыли было много русских друзей.

Русский забылся, когда уехала учиться в Тарту. Я около 15 лет не очень активно пользовалась русским языком. А в 2014 году поехала с ОБСЕ работать на Украину и там я очень быстро его вспомнила”, — подчеркнула она.


Сразу с вокзала мы направляемся на очередные дебаты. Тема — экономика. Спикеры — председатели 6-ти партий. Каллас появилась там раньше всех. Во время выступления постоянно записывает свои тезисы в блокнот, в отличие от председателя СДП Евгения Осиновского и лидера Isamaa Хелира-Вальдер Сеэдера, которые несколько раз обменялись взаимными критическими колкостями. Премьер Юри Ратас тоже это отметил: ”Теперь вы понимаете, как весело быть с ними в коалиции”.

В отличие от Марта Хельме (EKRE), Каллас шоу не устраивает, да, наверное, и не умеет. Как она постоянно отмечает, ”Ээсти 200” — партия не политиков, а специалистов. Сама она специалист в сфере образования. С 2015 года работает директором Нарвского колледжа Тартуского университета. Доктор политологии. Эксперт в вопросах интеграции.

Provotseeriv kampaania Narva maanteel
Foto: Andres Putting


Месяц назад новая партия пыталась указать на проблемы интеграции плакатами на остановке ”Хобуямаа” в Таллинне, где было написано: ”здесь только русские, а здесь только эстонцы”. На вопрос, помнит ли председатель ”Ээсти 200” утро 7-го января, она ответила: ”Мы выставили плакаты”. И добавила, что совершенно не ожидала такой реакции.

”Я еще помню, как позвонила своей подруге и сказала, может никто не заметит эти плакаты, может ты сфотографируешь и выложишь в социальные сети, чтобы кто-то увидел”, - припоминает она свою ошибку, ведь плакаты заметили все, даже редакторы российских телеканалов.

По ее словам, конкуренты начали обвинять партию в ”продаже” Эстонии России и в национализме. ”Изначально планировалось держать плакаты 2 дня, а на третий повесить новые - ”русские и эстонцы вместе”. Но вечером собрались, решили снять сразу, потом начали готовиться к пресс-конференции. А заснула я около 3-х часов ночи”, - вспоминает о противоречивой рекламной кампании ее зачинщик.

- Мы могли вывесить плакат с моим лицом, написать лозунг, как это сделали другие кандидаты. Они потратили на это 100 000 евро, а наш один плакат стоил 3000 евро (Всего было 6 плакатов — прим.ред.). И меня русские искренне благодарили за то, что мы поднимаем эту проблему, а не говорим, что и так все хорошо”.

На кого реклама точно повлияла, так это на желающих попробовать себя в политике. За пару дней прибавилось 30 человек, а ушло около 13-и, докуривая сигарету, говорит Каллас.

Мы умеем

Далее, опять на такси, мы едем на встречу с председателем Центрального союза профсоюзов Пеэпом Петерсоном.Так или иначе, председатели обсуждали экономику.

Вот 3 способа улучшить экономику Эстонии от партии ”Ээсти 200”:

1. Развитие местных компаний, а не только увеличение потока инвестиций из за рубежа.

2. Увеличение квалифицированной рабочей силы, чтобы конторы эстонских стартапов не переезжали в другие страны. Для этого нужно инвестировать в образование, и начать с первого звена — детского сада. К слову, идея сделать детсад бесплатным забирает у системы образования деньги, поэтому этого делать не нужно. Также и с университетами — необходимо дать им возможность зарабатывать, при этом оставить высшее дневное образование бесплатным.

3. Сохранить национальный капитал. В пенсионных фондах лежит около 4.5 миллиарда евро наших денег, и 95% вывозится из Эстонии. Нужно оставить как минимум 50% от всей суммы.

Переговоры прошли в довольно жесткой манере. Нет, криков не было, но никто не соглашался улыбчиво с собеседником.

Пока мы едем в контору партии, Кристина разговаривает по телефону. Всегда после встреч она перезванивает недозвонившимся, иначе накопится много непринятых. А звонков доносится действительно много. Набирают ее номер разные люди: от помощников до председателей партий.

Для получения полезных контактов и лучшей социализации, политическая сила предлагает внедрить в систему образования проект ”Объединенная школа”, где в одном здании учатся и эстонцы, и русские. ”Это не значит, что русские будут учиться на эстонском, нет. Некоторые уроки по-прежнему будут проходить на русском”, — предостерегает от неверных мыслей она.

На вопрос, как будет проходить собрание или школьный выпускной для родителей, которые не владеют государственным языком, находящаяся в отпуске директор Нарвского колледжа отметила, что в первую очередь нужно думать о детях, а не родителях. ”Да, для них это будет трудно, но давайте думать о детях. Для ребенка естественна та языковая среда, которую мы создадим. Да, родителям нужно помогать. Например, на собрании помочь с переводом. Вариант с проведением на двух языках вряд ли осуществим”.

Все это нужно для ”интеграции”. Определение этого слова многим до сих пор непонятно, а некоторые и вовсе его невзлюбили.

Каллас трактует его значение так: если один стоит в одном углу, другой в другом, то шаги навстречу должны делать оба. ”Сейчас же мы говорим о том, сколько и какие шаги должны сделать русские. Русскоязычное население уже сделало много шагов навстречу, поэтому и эстонцы должны сделать определенные шаги. Русский язык не должен быть ”вне закона”, на котором можно общаться только на кухне. Например, в Нарве ввела правило: на собраниях я говорю на эстонском, но мне могут отвечать на русском”.

По данным опроса Kantar Emor, в феврале партию ”Ээсти 200” поддерживало около 10% иноязычных респондентов. Что не может не радовать кандидата по Ласнамяэ, Кесклинн и Пирита Кристину Каллас. ”Мы вторая партия для русских, после центристов”, — улыбается она. По ее словам, первая причина, почему русские могут проголосовать за них — сама лидер ”Ээсти 200”. ”Я часто хожу в передачу ”Русский вопрос” на ПБК, также выступаю в других русских СМИ. А вторая причина - граждане верят в новых людей, они хотят видеть новые лица в правительстве”, - трезво оценивает ситуацию она.

Не хотим


После встречи мы на такси едем в контору партии. Помещение внутри уже окрашено в цвета партии, на стенах корабли и узоры. На полную ставку в офисе работают 2 человека - помощники, во время моего присутствия там были так же Маргус Цахкна, Лаури Хуссар и другие.

Понятно, что на аренду, буклеты и другие канцелярские принадлежности нужны деньги. ”Ээсти 200” существует за счет пожертвований. Один из главных спонсоров — бизнесмен, владелец IT-фирмы Nortal AS, член правления партии Прийт Алламяэ. ”Многие кандидаты сами вкладывают в свою кампанию, — уточняет Кристина. — Когда мы предлагали пойти на выборы, мы также просили вступить в партию. Ведь нам нужно было 500 людей для регистрации политической силы. Мы говорили, что только я, Прийт Алламяэ и Маргус Цахкна ничего не сможем сделать”,

Спустя 30 минут бывший журналист Хуссар подвозит нас в Ласнамяэ — там героиня этого выпуска ”Портрета политика” вместе с помощником Алексеем Яшиным будут дарить отражатели и шоколадки покупателям магазина Grossi. Приехали туда без палатки, стендов, плакатов, с собой только несколько коробок и пакетов. Опять проскакивает — мы не политики, и политикой заниматься не хотим.


Алексею 22-года, он возглавляет молодежный совет ”Ээсти 200”, учится в Тартуском университете и занят в различных волонтерских программах. Это его первые выборы. ”Я лично знаком с председателем партии с лета. На самом деле никогда не хотел вступать в партийную политику, а тут мне сказали, что если не ты, то некому.

Встретился с Кристиной Каллас. Она предложила вступить в MTÜ. Я за все время потратился только на такси. Партия заплатила за меня денежный залог — 500 евро, купила флаеры, заказали фотосессию”, — рассказывает свой путь в политику он.

”Здравствуйте, вы уже решили за кого голосовать?” - спрашивает у проходящих кандидат в Рийгикогу. — Мы новая партия, партия специалистов”. Она специально подчеркивает слово ”новая”, но общаться с ”новыми” лицами хотят не многие.

Половина посетителей магазина на окраине Ласнамяэ отвечают: у меня нет права голоса, на что уроженка Ида-Вирумаа им — ”извините, решения принимала не я”. Кто-то обвиняет ”Ээсти 200” в том, что это партия для богатых, другие уже определились — отдадут голос за Центристскую партию.

С 15:30 до 18:00 Каллас вручала брошюры, а затем сразу направилась в аэропорт. В 19:45 самолет до Стокгольма, где очередной раз нужно объяснять, что это за партия ”Ээсти 200”, зачем специалистам идти в политику и какие реформы они предлагают.