Вчера Лукашенко встречался с частью лидеров оппозиции в тюрьме, где они по-прежнему находятся. Это ещё не полноценный "круглый стол", на которых в конце 1980-х передавалась власть оппозиции в Чехословакии и Венгрии, но это уже кое-что. Во всяком случае, Лукашенко постепенно понимает, что его власти пришел конец. Сложность в том, что он, конечно, может договориться о неприкосновенности для себя и семьи и даже, возможно, о сохранении каких-то символических элементов власти. Но он не может договориться практически ни о чем для "силовиков", которые ответственны за убийства политических деятелей в конце 1990-х и убийства и избиения демонстрантов в ходе августовских протестов.

У Шеймана, Караева, других белорусских генералов безопасности и полиции перспективы плохие при всех сценариях. У более мелких начальников особых проблем не будет — полицейские нужны при всех режимах, а над ними убийства политиков и избиения мирных граждан будут висеть всегда. Даже если удастся получить убежище в России, всегда будут международные ордера на арест. В XX веке руководители спецслужб в латиноамериканских диктатурах перебрались, после падения "своих" лидеров, в соседние страны — заниматься тем же самым. Но в современном мире это выглядит малоперспективным.

Неудивительно, что сегодня эта шайка устроила новое избиение мирных граждан. В этом нет смысла "удержания власти", но и терять "силовикам" нечего

Ещё раз — убийства и избиения — это 100% ответственности лично Лукашенко. Это не "эксцесс исполнителя", а его приказы — и вести переговоры с людьми, которых мучают в тюрьме, и бить демонстрантов на следующий день. Он отвечает за каждое убийство — и Захарченко и других бывших министров в 1990-е и демонстрантов в августе 2020. Но у него всегда будет возможность договориться.

Неудивительно, что сегодня эта шайка устроила новое избиение мирных граждан. В этом нет смысла "удержания власти", но и терять "силовикам" нечего. Ну, прибавят новые избиения 11 октября несколько статей к будущему обвинению, но им все равно светят долгие годы или пожизненное. (В Белоруссии есть смертная казнь, но я не думаю, что новое правительство будет применять её к деятелям предыдущего). Это означает, что с ними договориться ни о чем невозможно — в отличие от Лукашенко и в отличие от их коллег, непосредственно не связанных с убийствами и избиениями.

Важно, чтобы чиновники, руководители предприятий и госучреждений, не связанные напрямую с насилием, открыто выступали против насилия и за немедленное освобождение политзаключенных. Выступить против насилия — не значит занять радикальную политическую позицию. Это делают, например, белорусские спортсмены и тренеры, включая самых известных — и это важно и эффективно. Это не будет прямым выступлением против Лукашенко, но даст ему необходимое пространство, чтобы договориться о неприкосновенности для себя и аресте преступников среди своих силовиков.

Больше статей про ситуацию в Беларуси — ЗДЕСЬ.