Конгресс Центристской партии 2016 года, на котором был избран новый председатель, стал переломным в политике Эстонии. Он прервал самоизоляцию крупнейшей оппозиционной партии страны и привел к крупным изменениям. Партия реформ, беспрерывно управлявшая страной с 1999 года, была изгнана из правительства.

Надежды на новое руководство центристов и на новое правительство возлагались огромные. Усталость от реформистов и неудовлетворенность результатами их работы были колоссальными.

Я по-прежнему считаю, что изначальная концепция Юри Ратаса о том, что от экономического роста должны выигрывать все жители, была правильной. Одним из ключевых вопросов развития Эстонии было и остается сохранение темпов роста экономики. При этом крайне важно добиться того, чтобы экономический рост страны шел на пользу абсолютно всем — через повышение доходов, сокращение неравенства, улучшение качества публичных услуг, особенно в сферах здравоохранения и образования, а также увеличение пенсий.

Первой ошибкой нового лидера центристов и его приближенных стало то, что в мэрии Таллинна так и не навели порядок. Люди не поняли, почему Юри Ратас позволяет своим однопартийцам вести себя практически так же, как и раньше.

Пример: когда мы передали в руки Центральной криминальной полиции нового директора спортивного центра Sõle, который вымогал у родителей взятки за получение времени для тренировок, то центристы осудили не саму коррупцию, а то, что мы вынесли сор из избы.

На самом же деле нужно было с самого начала сформировать позицию, что Таллинн только выиграет, если им будет управлять не одна партия, а честная коалиция. В этом случае репутация председателя партии и премьер-министра не пострадала бы.

Второй ошибкой стало потакание Яне Тоом. Все же видели, что деятельность Тоом, мягко говоря, подозрительная. Ее выступления в российских телепередачах, встречи с сирийским диктатором — чем всё это можно объяснить?

Кстати, я ничего не слышал о том, чтобы кто-то попросил премьер-министра дать оценку тому, что и в последнем ежегоднике Полиции безопасности фигурируют Тоом и другие центристы. На конгрессе Центристской партии будет много журналистов — это отличная возможность спросить об этом.

Плохой результат Тоом на муниципальных выборах в 2017 году должен был стать для Ратаса сигналом, что русскоязычные жители больше не считают Тоом своим лидером. Но премьер-министр все равно крепко держится за нее. А вы обратили внимание на то, что в последние дни несколько центристов сделали заявления, наносящие вред гражданскому обществу Беларуси? Центристская партия ведет очень лицемерную игру!

Но, конечно же, самая большая ошибка была сделана весной 2019 года после парламентских выборов, когда центристы пригласили в коалицию EKRE. Неужели кресло премьер-министра действительно стоит того позора и унижения, которые каждый день вынужден терпеть Ратас? Многие ведущие центристы до сих пор ходят, опустив от стыда глаза. Но они сами во всём виноваты.

Русскоязычные центристы (Тоом, Кылварт и другие) могли заблокировать рождение этой коалиции. Но тогда бы Кылварт не стал мэром, Тоом не вернулась бы в Европарламент, а более мелкие русскоязычные центристы не получили бы свои более мелкие должности. Урмас Рейтельманн, который называет русских ”паразитирующими тиблами”, благодаря голосам центристов вошел в эстонскую делегацию в Парламентской Ассамблее Совета Европы.

Центристы плюнули в лицо народу Эстонии, начихали на волю избирателей и привели к власти компашку, которая вела себя практически как неонацисты (вы ведь помните предвыборный митинг EKRE, на котором были установлены виселицы?!)

Центристская партия когда-то гордилась, что выросла из Народного фронта. Надеюсь, что премьер-министр не будет вспоминать об этом на конгрессе.

Народный фронт привел в политику интеллектуалов и ученых и, опираясь на них, принес Эстонии независимость. Центристская же партия приволокла к власти поклонников псевдонауки, которые считают, что Земля плоская. Думаю, что такие правители представляют собой большую опасность для Эстонии.

В итоге всё это привело к тому, что Центристская партия играет в политике Эстонии всё меньшую роль и постепенно загибается. Если верить самым пессимистичным рейтингам, то за центристов, которых на прошлых выборах поддержали почти 130 тысяч человек, сейчас бы проголосовали менее ста тысяч избирателей. Более 30 тысяч человек скорее согласятся выпить яд, чем позволят снова одурачить себя.

Я думаю, что Мартин Хельме правильно делает, что хочет переформатировать свою партию. Лидеры EKRE хорошо понимают, что на следующих парламентских выборах получить столько же протестных голосов уже не получится. Политическая идеология, которая до сих пор приносила EKRE успех (т.н. alt-right, альтернативные правые), сдает свои позиции и в США, и в Европе.

EKRE просто вынуждена превратиться в партию, способную заинтересовать и более умеренных избирателей. Если Мартину Хельме это удастся, то в первую очередь проиграет как раз Центристская партия.

Ключевой вопрос — выборы в Таллинне. Больше половины рейтинга Центристской партии и премьер-министра обеспечивает неприкрытое и безудержное восхваление, например, в городских СМИ. В следующем году на выборах Центристская партия в Таллинне больше не получит большинство голосов. В этом я уверен на 100 процентов. И с большой долей вероятности центристы вообще лишатся власти и окажутся в оппозиции.