”То как принимались решения, касающиеся трудовой миграции во время коронавирусного кризиса, вызывают в памяти старую шутку о том, что коммунальщики никогда не готовы к тому, что выпадет снег. Эстония ”закрылась” в середине марта, после чего поспешно были приняты решения о закрытии границ, в том числе и для сезонных работников. Предприниматели еще тогда озвучили острую обеспокоенность, выражали протесты, требовали найти решение. Правительство же делало вид, что вообще не имеет понятия о том, когда у нас в стране созреет урожай.

Звучали самые дикие предложения — от закабаления на полях школьников и студентов, до выведения на эти самые поля строевых частей Сил Обороны.

В общем, чем все это закончилось мы теперь знаем — тонны клубники погибли на грядках, правительство, а в частности министры внутренних дел и финансов, пошли на попятный, и часть урожая, вроде бы, мы еще сможем спасти.

Вторая проблема, которая вскрылась в ходе этих печальных метаний — абсолютная неспособность эстонского рынка труда справляться своими силами. Мало того, что в отсутствии иностранных рабочих встает большинство промышленных цепочек, но мы теперь еще и ясно видим почему.

Мы честно пытались помочь фермерам решить их проблемы и предоставить им рабочие руки с местного рынка, изнутри страны. Но все переговоры неизменно заканчивались тем, что клубничных и других плантаторов не устраивала цена. Мы старались идти им навстречу, но по всему выходило, что фермеры не готовы выложить за работников рыночную стоимость. А это наводит на мысли о том, что они либо не привыкли платить налоги, либо привыкли платить работникам мизерные зарплаты, которые тоже никак нельзя назвать соответствующими трудовому законодательству.

Вот такими образом, стараниями двух министров и прижимистостью фермеров, эстонская клубника была вынуждена героически погибнуть на полях Эстонии”.