ERJK (Erakondade Rahastamise Järelvalve Komisjon), то есть Комиссия по надзору за финансированием партий, следит как раз за тем, чтобы деньги нашим партиям и избирательным союзам поступали только честным, законным путем.

На следующий же день после окончания чрезвычайного положения на рассмотрение в большом зале Рийгикогу неожиданно поступил законопроект Центристской партии, Isamaa и EKRE, передающий полномочия ERJK Государственному контролю. Точка.

На самом деле вопрос сейчас не в том, кто именно занимается темой финансирования партий, а в том, какую проблему мы в действительности хотим решить. Если проблема заключается в людях, которые отвечают за эту сферу, то сформулируйте свои претензии к ним. Если эти претензии будут обоснованными, то людей можно заменить. Также можно реорганизовать комиссию таким образом, чтобы в нее не входили политики.

Однако обсуждать такие варианты правящая коалиция не желает. Она хочет лишь одного — ликвидировать EJRK как независимую надзорную комиссию. Это подтверждают стоящие под законопроектом подписи председателей парламентских фракций центристов, EKRE и Isamaa.

Но еще более фундаментальный вопрос, затрагивающий основы правового государства, заключается в том, как в большой зал Рийгикогу может поступить законопроект, который даже в малой степени не соответствует неписанным правилам законотворчества. Как может разработка законопроекта, серьезно влияющего на работу Государственного контроля, проходить, во-первых, без широкомасштабной оценки необходимости составления такого законопроекта, а во-вторых, без привлечения ведомств, которых напрямую касаются эти изменения? Как могло получиться, что Комиссия по надзору за финансированием партий и Государственный контроль услышали о законопроекте правящей коалиции лишь после того, как он был внесен в производство?

Конечно, всегда может быть хуже. Еще более неловким мог бы стать телефонный звонок государственному контролеру Янару Хольму за пять минут до передачи законопроекта: мы тут, значит, решили, и ты теперь в курсе…

Такая поспешность непонятна. Отвечающая за законопроект конституционная комиссия Рийгикогу начала его обсуждение на созванном на вчера внеочередном (!) заседании. Такая спешка свидетельствует о ясном намерении завершить производство по законопроекту и принять закон до 18 июня, когда Рийгикогу завершает свою весеннюю сессию. У парламента на всё про всё осталось три недели. Очередные заседания Рийгикогу возобновятся лишь 14 сентября.

Вчера скоростных законотворцев ждала первая неудача. Представитель Isamaa в конституционной комиссии Сийм Кийслер надавил на тормоз. Теперь важна не только скорость, но и качество законопроекта.

Непривлечение имеющих отношение к делу лиц и поспешность вынуждают задать вопрос: кому так срочно понадобился этот законопроект? В последние дни общественность слышала не раз, что самые серьезные претензии у Комиссии по надзору за финансированием партий — к Центристской партии. Судебное заседание по так называемому ”требованию на миллион” состоится 21 сентября — через семь дней после возобновления работы Рийгикогу.

Как эти даты связаны между собой? В действительности мы знаем о законопроекте крайне мало, но он предлагает сократить срок давности по требованиям до трех лет. Положений о применении закона в проекте нет. Однако более чем вероятно, что принятие этого закона повлияет на исход судебного процесса. Центристской партии нужно будет постоянно доказывать жителям Эстонии, что приведенные здесь даты — чистое совпадение.

Прежде чем двигаться дальше, хотелось бы получить ответы хотя бы на следующие вопросы. Чем коалицию не устраивает комиссия, деятельность которой получила международное признание. В последние дни я не видела и не слышала ничего серьезного, что можно было бы предъявить комиссии. Сама комиссия предложила конституционной комиссии Рийгикогу внести в закон необходимые поправки. Фракции партий высказали свою позицию. Прежде всего, следует приступить к разработке поправок, которые подкреплены многолетним опытом и действительно необходимы. Каковы они и почему не были инициированы?

Мы нуждаемся в анализе того, может ли в принципе Государственный контроль выполнять функцию надзора за финансированием партий. Достаточно ли у Государственного контроля длинные руки по сравнению с нынешней комиссией, обоснованность предписаний которой суд подтверждал двадцать пять раз? Кто является автором данного законопроекта и кого привлекали к его разработке?

И еще: зачем же все-таки так спешить?

Хорошая политика должна быть честной и прозрачной. Сейчас же кто-то пытается делать политику, задернув шторы.