Мы согласились на ограничение своих свобод ради спасения жизней. Но важно помнить, что все эти ограничения и запреты должны быть временными. Наша задача — победить вирус, а затем восстановить свободы.

Состояние демократии и свободы личности в Европе вызывает беспокойство. Во многих странах работа парламентов и средств массовой информации в большей или меньшей степени нарушена. Образцовый пример — Финляндия, где социал-демократ и премьер-министр Санна Марин привлекла все основные финские партии к урегулированию кризиса. Общий враг сплотил финское общество. Другая крайность — Венгрия, где события развиваются очень тревожным образом, и премьер-министр Орбан получил широкие полномочия и права. Какова ситуация в Эстонии?

Я не считаю, что сегодня мы можем оказаться или уже оказались в ситуации, непосредственно угрожающей парламентской демократии, но, безусловно, мы ближе к этой грани, чем когда-либо за последние тридцать лет.

Во-первых, у власти находится правительство, движущей силой которого являются консерваторы из партий ”Отечество” и EKRE. Лидеры EKRE даже не скрывают, что относятся к парламентской демократии и свободной прессе с полным презрением. Знают ли жители Эстонии, что на сайте новостей ”Uued Uudised” партии EKRE людям со всей серьезностью объясняют, что политики партии реформ намеренно поощряют распространение коронавируса Covid-19, чтобы подорвать правительство? Часть электората этой партии предпочла бы использовать против политических противников правящей партии твердую руку и силу. Стали бы лидеры EKRE колебаться, если бы появилась возможность использовать ситуацию для упрочения своей власти? Конечно, они не стали бы колебаться, потому что у них есть план.

Во-вторых, кажется, что многие члены правительства оторвались от реальности. Мы уделили национал-консерваторам достаточно внимания в предыдущем пункте — для них, конечно, настала нирвана, потому что границы наконец закрыты, и многие критикуют ЕС. На недавней пресс-конференции премьер-министр Юри Ратас выглядел довольно рассерженным из-за того, что, когда они с вирусологом Ирьей Лутсар по очереди отвечали на вопросы, пришлось переставлять микрофоны журналистов. Вместо того, чтобы отвечать на вопросы, Ратас, кажется, предпочитает общаться с людьми через видеообращения, подготовленные дружественными помощниками.

В-третьих, опять появились люди, которые считают, что во время чрезвычайного положения пресса, оппозиция Рийгикогу и общество в целом должны выстроиться в ряд и взять под козырек. Все это напоминает мне кризис 2007 года. В то время из наиболее тяжеловесных лидеров общественного мнения, только Юхан Кивиряхк осмеливался критиковать поведение правительства Ансипа. Большинство людей спрятались по норам и дрожали там, как мыши.

Примерно в то же время возникла курьезная ситуация, когда управляющий Банком Эстонии, председатель Государственного суда и председатель правления ERR были бывшими ведущими политиками Партии реформ, и это воспринимали в Эстонии как само собой разумеющееся. Нынешнее правительство явно движется в том же направлении.

В состав комитета по назначениям государственных предприятий снова входят лица, связанные с правящими партиями. Совершенно невероятная история, как в стране, где введено чрезвычайное положение, партия премьер-министра нашла время, чтобы обеспечить лидеру тартуского округа Центристской партии Яану Тоотсу, продемонстрировавшему настолько выдающиеся качества хорошего руководителя, должность в совете EAS! Вероятно, эту новость в конце марта никто в Эстонии не заметил. Сейчас исключительное время для совершения всевозможных подлостей — мало кто их заметит.

В-четвертых, говоря о подлостях, нельзя не упомянуть ”пакет экономических мер”. Оказание помощи предпринимателям, пострадавшим от кризиса, с большой вероятностью будет отложено, потому что правительственные партии заняты выяснением отношений: кто извлечет из пакета большую выгоду для своих избирателей и сторонников.

Бьюсь об заклад, что правительство предстанет перед Рийгикогу с законопроектом, где в одной корзине будет как помощь людям и предприятиям, испытывающим экономические трудности, так и важные решения правящих партий. Если так оно и будет, и оппозиция этого не поддержит, то ее представителей запишут в предатели, которые не могут проявлять солидарность в трудное время.

Однако, если оппозиция поддастся, она станет соучастником популизма и, вероятно, поспособствует финансированию местных избирательных кампаний правящих партий. Ведь никто в этом правительстве не думает о государстве. Если бы они думали, их бы не было в этом правительстве.

Вопрос состоит только в том, как далеко это все может зайти. Это, в свою очередь, связано с тем, как долго продлится кризис и насколько он глубок. Каждый день, проведенный в тюрьме ограничений, необходим для спасения жизней, но это дорого обходится экономике и утомляет дух свободного общества. Всему есть предел.

Мне кажется, именно поэтому правительство не предлагает никакого понятного обществу плана действий — как нам преодолеть этот кризис и затем восстановить обычную жизнь, экономическую деятельность и свободу. Нынешняя ситуация подходит тем, кто не уважает принципы либеральной демократии. Наконец-то нет необходимости считаться с нытьем и придирками надоедливых либералов. Март и Мартин Хельме, лидеры партии ЕКРЕ, явно чувствуют себя в своей тарелке, центристы, как всегда, довольны своими рабочими местами.

Тем более бдительными и требовательными мы все — пресса, оппозиция в Рийгикогу, общественное объединение и общество в целом — должны оставаться в этом кризисе. Ни одно ограничение не может быть введено без основания. И как только ограничения перестают быть обоснованными, свободы должны быть восстановлены.

В Европе нужно быть особенно внимательными в случае, если мы живем в стране, где всех или некоторых правящих политиков раздражает демократия и свободное общество. К сожалению, именно в такой стране мы живем на сегодняшний день.