В этой статье будет много цифр, потому что она посвящена арифметике. Но не той, что учат в начальной школе, а другой, в которой ”больше” — не всегда означает ”больше”. Также сразу оговорюсь, что это мнение человека со стороны, не обладающего ни эстонским, ни ”серым” паспортом.

Для меня, как для человека, приехавшего в Эстонию из России, статус ”негражданина”, которым на 1 января 2019 года обладали 76 148 жителей страны, является большой загадкой. Оставим в стороне природу появления загадочного слова Alien на серой обложке документа. Недоумение пограничников европейских, а особенно неевропейских госурадств, при виде такого документа тоже уменьшилось, они привыкли. Но факт остается фактом, почти 6% населения страны до сих пор имеют весьма неопределенный и, не скрою, в чём-то унизительный статус. Многие из этих людей, к слову, родились на территории Эстонии.

Когда я обсуждал данную ситуацию с одним из бывших эстонских министров, тот сказал мне: да, это плохо, но посмотрите, с какой цифры мы начали. Не беру 90-е годы, но, например, по данным переписи 2000 года, цифра была куда внушительнее 170 349 человек (или 12,4 % населения страны, продолжая тему арифметики). Число неграждан уменьшилось за 19 лет более чем вдвое. Кажется, не так уж и плохо, правда? Вот только кто-то отошел в мир иной, а довольно большое число из этих 170 тысяч получили за это время паспорта с двухглавым орлом на обложке, и Эстония превратилась в страну с самым большим числом российских граждан относительно всего населения страны. Ну кроме самой России, разумеется.

В Нарве — третьем по численности населения городе страны — 20 тысяч неграждан из 57 000. Более трети населения.

Не правда ли, любопытно, с одной стороны государство противодействует российской пропаганде и влиянию Кремля на умы людей, с другой, содействует увеличению числа граждан соседней страны, с которой отношения сейчас далеки от идеальных. Причем не в качестве иммигрантов, а из числа собственных потенциальных граждан. Я, правда, не понимаю, какая эстонскому обществу сейчас выгода от того, что человек выберет гражданство другой страны, а не Эстонии.

Переведу это на язык цифр, ведь мы говорим об арифметике. Например, в Силламяэ — не самом маленьком городе Эстонии — из 12,5-тысячного населения почти 7 тысяч имеют российское гражданство. В Нарве — третьем по численности населения городе страны — 20 тысяч из 57. Более трети населения. И подавляющее большинство из них — это не иммигранты из России. Вам не кажется, что всё это как-то связано с ”расторопностью” при решении вопроса неграждан?

Тут нет никаких домыслов, никакой пропаганды и никаких трактовок. Только факты. Только цифры. Только арифметика. Кто-то может сказать — и говорит — что эти люди не учили язык, не проявляли лояльность к государству (никогда не понимал, что это значит). Что ж, язык соседнего государства они знают от рождения, а единственная лояльность, которую сейчас требует Россия — это не выходить в Москве на митинги и ”не раскачивать лодку”, с этим жители Ида-Вирумаа справляются без труда.

Я живу в Эстонии почти три года. И за это время заметил, что статус негражданина — это то, о чем крайне неудобно говорить эстонским политикам. Особенно со своими европейскими коллегами. Это вызывает огромное недоумение послов из стран Евросоюза, в том числе и тех стран, которые сами пережили оккупацию. Это еще и прекрасный козырь для российской пропаганды. Например, любимая фраза представителей российского МИДа: ”Критикуете разгон митингов в Москве или дело ”Нового величия”? Сначала разберитесь со статусом неграждан”. А как же предвыборные обещания: и слева — всячески содействовать превращению неграждан Эстонии в граждан, и справа — пусть ”серопаспортники” докажут лояльность, пусть выучат эстонский и т д. Тем временем, сами серопаспортники худо-бедно пытаются учить язык и даже ухитряются записываться на языковые курсы (что очень сложно, знаю по себе, поскольку путевок мало и они разлетаются за 15 минут), а уж в деле доказательства лояльности людям, которые в таком неопределенном статусе просто прожили на территории страны, и вовсе нет равных.

Но вернемся к одобренному закону. Это, безусловно, очень хорошо, что он принят. Любой закон, который облегчает переход из статуса негражданина страны в статус гражданина — по определению хорошо. Но проблема в том, что касается этот закон лишь примерно 1500 человек. Из более чем 70 000 обладателей серых паспортов. То есть около 2% от общего числа. Или, если угодно 1/50 часть. К тому же большая часть этих людей уже взяла другой — российский — паспорт. Захотят ли они обзавестись эстонским? Большой вопрос. Кому-то из них нет 18 лет, а значит, выход из российского гражданства для них просто невозможен.

Если за три года подготовлен законопроект, который позволяет решить проблему на 2%, то сколько понадобится лет для полного решения проблемы? 150?

Один из лидеров центристкой фракции в Рийгикогу Андрей Коробейник абсолютно прав в том, что ”до сих пор проблемой неграждан всерьез не занимались”. Однако Центристская партия у власти уже 3 года с лишним. И если за три года на эту тему подготовлен законопроект, который позволяет решить проблему на 2%, то сколько понадобится лет для полного решения проблемы? 150? Боюсь, к тому моменту вопрос серых паспортов уже решится самым естественным путем.

Проблема еще и в том, что в то же самое время социал-демократы предложили законопроект, в котором рамки расширялись. Он был рассчитан на детей, оба родителя которых являются гражданами другой страны (главным образом России). Этот законопроект не прошел даже первое чтение. Как раз потому, что конкурировал с законопроектов центристов. Я не знаю, может, он тоже был не идеален. Но я точно знаю, что 8000 — это больше, чем 1500. Но парламент выбирает 1500, а не 8000. Почему? Только потому, что законопроект предложила оппозиционная партия? Я — человек в Эстонии относительно новый. И мне эта арифметика пока не ясна.

В социальных сетях очень популярен интернет-мем, на котором герой ”Властелина колец” Боромир (его играет Шон Бин) говорит фразу, начинающуюся словами ”Нельзя просто так взять и…”. В данном случае хочется продолжить ”решить вопрос негражданства”.

интернет-мем
Коллаж