25 декабря 1979 года Советский Союз ввел войска в Афганистан. А в декабре 87-го я по настоящему психанул, бросил учебу и пошел в военкомат с жестким требованием "немедленно отправить меня служить в Афганистан для исполнения "интернационального долга". Военком, к слову, ваще был не против, только умолял потерпеть пару месяцев, до начала весеннего призыва. Я расстроился, но снизошел.

Следующие два месяца превратились в семейный ад. Мать моя — женщина не менее решительная — сделала все возможное, чтобы военкомат открестился от своих слов и вразумил блудного сына вернуться в учебную аудиторию, ибо "стране нужны специалисты, а в армию, сынок, пойдешь сразу после получения диплома". Упрямое создание — это я — еще через полтора года получило-таки диплом и отправилось по этапу в Ашхабад, в афганскую учебку, в расположение развед-десантного батальона. Сбылась мечта идиота. Но небеса, как потом выяснилось, иногда к идиотам благоволят. Горбачев объявил о выводе войск, СССР прекращал свою последнюю в истории войну. Чему мы в Ашхабаде, не поверите, были не рады. После учебки меня отправили… в Монголию.

Здесь вполне, на обочине дороги, вымощенной траками советской военной техники, мог гнить и я

Много-много лет спустя я оказался все-таки в Афгане, как военный журналист. И вот только тогда я сказал "спасибо" своей маме. Стало понятно, что ты ходишь по земле, пропитанной кровью. Причем, кровью всех: и своих и чужих. И обильно-обильно сдобренной кровью своих земляков, ровесников, и, кое-кого из знакомых. Здесь вполне, на обочине дороги, вымощенной траками советской военной техники, мог гнить и я.

Я не хвастаюсь и не горжусь, (моей заслуги тут нет), но мне удалось побывать на нескольких современных войнах. Везде — ад. В детстве я любил военные фильмы, рассказы "о подвигах, о славе". Но сегодня моя непоколебимая жизненная позиция очень проста — нет ничего в мире хуже войны. НИЧЕГО! Бывает, что война неизбежна, как неизбежна смерть. Но не стоит специально ее разжигать, воспевать и нагнетать. НИКОГДА! И если возможен хоть какой-то честный компромисс, то единственная задача политиков — делать все возможное, чтобы избегать войны.

Надо договариваться с чертом? — Ах и увы — договаривайся. Да, до известного предела! И предел этот максимально прост. Любой политик должен ответить себе лично на один вопрос: "Ради какой конкретно цели я готов послать своего ребенка умирать?" Сформулировал эту цель? Отлично! А теперь действуй!

Такие вот мои афганские уроки… Никому их не навязываю, если что…