Такое суждение довелось мне услышать на днях по Радио 4 от позвонившего в студию активного слушателя. Признаться, он не одинок в этом мнении. Нечто подобное, в разной интерпретации, после нынешних парламентских выборов говорят многие. В том числе и здравомыслящие, вроде бы, люди…

Как поражение не стало сиротой

Известно выражение: ”У победителей масса родственников, а поражение — всегда сирота”. Юри Ратасу удалось сломать этот стереотип, поставив победителя в позу бедного родственника, а собственный фактический проигрыш превратив в триумф. Правда, в данном случае неизвестно, что на самом деле следует считать триумфом, и как правильно: радоваться ему или огорчаться. Уж слишком много вокруг партии, лидеру которой президент, скрепя сердце, поручила формирование правящей коалиции, вдруг оказалось ”родственников”, по определению не могущих претендовать даже на статус седьмой водой на киселе.

И дело ведь не в том, что, создав альянс с крайне правыми националистами консервативного толка (правее них — только совсем уж отмороженные ультра с откровенно фашистской идеологией), центристы оказались заложниками агрессивно амбициозных лидеров EKRE. В конце концов, это их личное дело, к кому идти в заложники.

Главная беда в том, что, сформировав коалицию из компонентов, в традиционном понимании не сочетаемых, Ратас (сам, скорее, не желая того) реанимировал существовавший до сих пор только в Советском Союзе ”взгляд из Зазеркалья”, когда на внутриполитическом пространстве левое считалось правым и наоборот. Причем такая аберрация была нормой не только в среде так называемых ”рядовых обывателей”, но и на самом высоком уровне. Я помню, как один из главных идеологов перестройки, секретарь ЦК КПСС Александр Яковлев, у которого я брал интервью в день отставки Эдуарда Шеварднадзе, настоятельно подчеркивал, что главная опасность для реформ Горбачева исходит из рядов несгибаемых большевиков-ленинцев, то есть крайне левого крыла партии, при этом несколько раз повторив: ”Правые жестоки и коварны!”.

Дальтоники за рулем

В принципе, конечно, не так уж важно, насколько дядя Петя или тётя Маарью способны верно определить правизну/левизну флажков на политической карте Эстонии. ”Не так уж важно”, но отнюдь не безопасно. Политический и, как следствие, идеологический дальтонизм ведет к ошибочным оценкам, и в этом смысле он ничуть не лучше и потенциально не безопаснее, чем дальтонизм человека за рулем. С путаницы в понятиях начинается путаница в самих головах.

Такая путаница запрограммирована (не знаю, нарочно или по недомыслию) самими рулевыми, которые на голубом глазу с первых минут коалиционных переговоров стали уверять почтенную публику, что программа консервативно-национальной партии EKRE гораздо роднее и ближе их социально-либеральной Центристской партии, чем платформа реформистов. С которыми, к слову, центристы состоят в одном Альянсе либералов и демократов за Европу…

А раз ”верхи” сами не гнушаются подменой понятий, что же остается ”низам”? На мой взгляд, именно так можно объяснить возникновение стойкого заблуждения, что больше всего на сегодняшнем политическом пространстве интересам русскоязычных жителей Эстонии отвечают консерваторы из EKRE.

Правда, здесь существует одно серьезное ”но!”. И тот радиослушатель-аноним, о котором я упомянул в самом начале, и другие адепты этой идеи возводят её не на пустом месте, а обязательно исходя из базисного постулата, который можно сформулировать следующим образом. Центристы теряют свой авторитет в русскоязычной среде, не выполняют обещания, к ним всё меньше доверия, а поэтому… (читай первую фразу во вводке).

Здесь разом разрываются все логические связи. Как-то вообще отбрасываются (за ненадобностью?) причины и следствия. То обстоятельство, что центристы на самом деле всё больше теряют доверие своих избирателей, в первую очередь русскоязычных, обусловлено как раз готовностью, ради сохранения кресла премьер-министра, поступиться своими прежними принципами в пользу всё тех же экреистов.

Падение рейтинга партии Ратаса началось, правда, не весной этого года, а раньше — когда он сменил на посту председателя партии Эдгара Сависаара. Но в

период до парламентских выборов эти колебания их ”кривой популярности” (толкуй словосочетание, как хочешь) носили спонтанный, порой синусоидальный характер, и в абсолютных цифрах укладывались в рамки статистической погрешности. Начиная с апреля, этот процесс стал набирать ускорение и приобрел явно однонаправленный вектор.

А теперь про бабушку и дедушку

На самом деле и Бог бы с ними — с рейтингами и путаницей левого и правого. Удручает тот факт, что итогом манипуляций с понятиями стал рост того самого политически-правового нигилизма, который в лучшем случае (хотя употреблять в этом контексте слово ”лучший” совсем неуместно) может обернуться полной апатией, а в худшем — стать причиной социальных волнений.

Едва ли не главное негативное следствие противоестественного союза консерваторов и либералов — это утрата русскими чувства хотя бы относительно твердой почвы под ногами. Период правления Сависаара сообщил этой категории жителей Эстонии, что есть сильная политическая партия, которая взяла на себя роль выразителя и защитника их интересов. Так ли это было на самом деле — вопрос семнадцатый, но ощущения такие имелись, и весьма прочные. Практика показала их иллюзорность.

По мнению социологов (в частности — Пеэтера Тайма и Юхана Кивиряхка), большинство избирателей, особенно русскоязычных, которые традиционно голосовали за центристов, одну из главных причин смены курса ”своей” партии видят в утрате ею жесткого лидера, без твердой руки которого авторитет политической организации, по их мнению, невозможен. Тогда как партия EKRE в этом смысле являет собой образчик: её возглавляет именно такой вождь! И это даже в большей степени, чем все остальные аргументы, говорит в пользу этой партии. Вот и родятся маниловские мечты: ах, если бы EKRE изменилась по отношению к русским!..

Но даже если на секунду представить себе, что такая перемена наступила… Не надо никаких социологических исследований и/или гаданий на картах и кофейной гуще, чтобы понять: ровно в ту же минуту от такой партии отшатнутся те десятки тысяч семей хуторян и городских буржуа средней руки, которые сегодня составляют не то, чтобы костяк, а практически ВЕСЬ электорат EKRE.

Вопрос: пойдет ли на это кто-нибудь из семейства Хельме?

…В общем, если б был сюртук у бабушки, она бы дедушкой была…