Новость о направлении в неоплачиваемый отпуск 1300 людей страшна именно неопределенностью.

Политики и правительство должны признать, что зная о надвигающемся кризисе, они ничего не сделали. А то, что они об этом знали, ни для кого не секрет. Видимо, считали, что само рассосется, сами по себе появятся новые предприятия, сами по себе люди получат другие профессии. А может думали, что сланец вдруг превратится в золотые слитки?

Сколько лет мы просим, чтобы налоги на окружающую среду возвращались в регион, но нам постоянно объясняли, почему этого делать нельзя. И даже теперь, когда катастрофа осязаема, когда люди живут в самом неприятном подвешенном состоянии, мы не видим, чтобы государство начало действовать в нашем направлении.

Люди всю жизнь проработали на предприятиях, исправно платя все полагающиеся налоги. Мы понимали, что живем в промышленном районе, и принимали, насколько могли, все сопряженные с этим влияния на окружающую среду. И даже теперь премьер-министр говорит, что об идее возврата налогов в регион ”стоит подумать”. Стоит подумать. Серьезно?

Неоднократно упоминают различные методы и инструменты: почему ими до сих пор не воспользовались? Где разработанная долгосрочная программа переобучения с финансовым покрытием? Правительство решило не увеличивать финансирование науки, а значит, и нет новых перспектив для дополнительного обучения и переобучения высококлассных инженеров и технологов.

Правительство должно собраться на экстренное заседание с представителями всех возможных ключевых лиц из региона и государства — это университеты, Касса по безработице, предприниматели — и разработать план действий, который внедрять надо сразу! А не заниматься спекулятивными калькуляциями акцизов или вотумами недоверия: покажите хоть раз, что вы знаете, что Эстония начинается в Нарве!

Когда в 2015 году была большая волна сокращений на заводах в Кохтла-Ярве, аналитики объясняли, насколько большие потери сопряжены с этим. В городах с большими производствами страдают не только семьи, где потеряли работу, лишаются заработка десятки мелких фирм, которые либо выполняли какие-то услуги для заводов, либо поставляли услуги работникам. То есть по самым скромным подсчетам сокращение 1300 работников затронет напрямую, как минимум, 5 000 человек, к которым можно прибавить еще столько же, которые пострадают из-за снижения покупательской способности первых.

Партия "Ээсти 200" и ее кандидат Ахти Пуур много раз приводили в пример опыт региона угольных шахт в Германии — Рура, где сворачивание угольной промышленности началось в 2005 году, а в прошлом году закрыли последнюю шахту. Чтобы привлечь больше внимания, международного сотрудничества и инвестиций в регион, 53 (!) местных органа самоуправления объединились и подали заявку на статус Европейской столицей культуры. Заявка была одобренна, тогда впервые для целого региона, потому что все понимали критичность ситуации, и необходимость всем вместе решать задачи социально-экономической трансформации региона. Рур — хороший пример того, как была выработана долгосрочная стратегия, в реализацию которой государство и по сей день вкладывает деньги. Сегодня в некоторых городах этого региона до 40% всей энергии получают из возобновляемых источников, работают два больших университета, интенсивно развивают инновационные технологии, креативную экономику и туризм. Кажется знакомым, не правда ли?

В Ида-Вирумаа работает, наверное, самый лучший в стране туристический кластер, с завидной скоростью растут Промышленные парки, в Нарве строится инкубатор для новейших дигитальных технологий OBJEKT, у нас есть свой региональный кинофонд, у нас филиалы двух университетов и т.д. C помощью государственного финансирования StartupEstonia запустила трехлетнюю программу для развития стартапов и предпринимательства — у нас даже появилось кодовое название региона Ida-Valley (Восточная Долина, как Кремниевая долина Эстонии).

НО! Мы упираемся в ресурсы, все эти инициативы не могут при сегодняшнем финансировании покрыть нужды региона, особенно когда мы говорим о долгосрочном (то есть не проектном) планировании и финансировании.

Так же как в Руре, мы не можем ограничиться сравнительно маленькими проектами. И так было упущено много времени, теперь надо пускать все возможные ресурсы в регион. Например, те самые 20 миллионов, которые поступают в государственную казну с налогов на использование природных ресурсов.

На эти средства открыть:

1) Фонд идей Ида-Вирумаа (на придумывание бренда не тратить ни цента, а привлечь творческих людей из региона), из которого поддерживать идеи, призванные развивать предпринимательство в регионе, помогать открывать новые фирмы, и способствовать росту уже существующих. Прошу вас, не надо мне рассказывать, что в Целевом учреждении Предпринимательства все эти меры имеются, и все могут ходатайствовать там о помощи — я это прекрасно знаю, и прекрасно осведомлена, насколько сложно там получить грант в наш регион. Насколько обширна административная нагрузка по отчетам, что фирмам надо брать на работу дополнительного человека.

Фонд должен работать по принципу Prototron, где самый главный отчет, это созданный прототип, и выход на рынок, чему способствуют и помогают менторы в рамках инкубационной программы.

2) Стипендия для переобучения людей, сокращенных или потерявших работу в следствии реорганизации сланцевой энергетики. Двух-летние программы уровня магистра помогут многим открыть для себя новые сферы, но это время необходимо обеспечить людям достойный доход, то есть такой же какой они имеют сейчас.

3) Клуб друзей Ида-Вирумаа. Крупные бизнесмены и стартаперы Эстонии, с помощью которых отслеживать тренды мировой промышленности и технологий, и адаптировать меры и инструменты поддержки Ида-Вирумаа. Сегодня в IT-секторе не хватает 6 000 работников, необходимо провести анализ и составить планы переобучения всех наших людей, чтобы их знания соответствовали требованиям не только одного конкретного производства, а дали возможность человеку выбирать, в какой сфере он может применить свои знания и навыки.

Однажды Катри Райк рассказывала об университете будущего, что это центр, где ты связан со всеми другими университетами мира: с помощью современных коммуникационных технологий можно слушать лекции ведущих профессоров со всего мира, находясь в любой точке мира. Почему бы не попробывать такую платформу у нас?
Мы должны признаться самим себе, мир, в том числе и промышленность, поменялись. Чтобы выстроить новый промышленный центр, нам нужны не сегодняшние, а завтрашние знания, нам нужны знания иностранных языков, дигитальных технологий.

Повышенная зарплата учителям в школах и университетах, не только новым, но и тем, кто уже работает в регионе, дать возможность нормально зарабатывать, и развиваться на международном уровне. Школы должны стать самыми лучшими: поэтому я очень обрадовалась, когда Хендрик Агур рассказал о своей ”агрессивной рекрутской политике”. Потому что нам нужны самые лучшие специалисты на этот период. Потому что потом мы сможем опять всем помогать. Потом опять наши специалисты будут строить новейшие заводы, наши инженеры изобретать сложнейшие процессы, которые мы будет экспортировать; наши творческие люди будут покорять вершины в кино, музыке, художественных и перформативных искусствах. И наши, я имею ввиду эстонские, потому что мы будем знать и сможем суметь повернуть назревающую катастрофу в процветание.

Только надо начать работать. Всем.