Городская общественность устроила массовую протестную акцию, которую власть поначалу попыталась разогнать с помощью ОМОНа. Но на сегодняшний день граждане победили — стройка остановлена и забор вокруг нее разобран. Ожидается общегородской опрос — где именно строить новый храм и строить ли вообще?

Из светской Эстонии, наверное, трудно понять причины этого конфликта. А они состоят в том, что в постсоветской России церковь все более обретала официальный статус — в противоречии с Конституцией, которая определяет Россию как ”светское государство”.

Сегодняшняя РПЦ — это уже далеко не ”жертва советских времен”, хотя при любой критике любит представлять себя ”жертвой”. В постсоветское время церковь стала во многом определять идеологию Кремля и, кроме того, превратилась в одно из крупнейших бизнес-предприятий современной России. Никого уже не удивляет, что управление делами президента строит под Петербургом новую резиденцию для патриарха Кирилла стоимостью 2,8 миллиарда рублей (более 37 миллионов евро).

Вопрос строительства в Екатеринбурге нового собора не сводится лишь к интересам местных священников и бизнесменов, но имеет более фундаментальный характер. Российская власть не может отступить от стратегии возведения все новых и новых культовых сооружений РПЦ, потому что это означало бы подрыв мессианской идеи ”Третьего Рима”, на которой строится нынешняя кремлевская империя. Если эта ”духовная скрепа” рухнет, в различных регионах начнется опасное для Кремля ”вольнодумство”.

Поэтому храмы в России возводятся в индустриальных масштабах, такими ударными темпами, как даже в СССР не ставили памятники Ленину. Недавно патриарх Кирилл признал, что скорость этого строительства — три храма в сутки! При этом интересно заметить, что власть предпочитает не восстанавливать или сохранять исторические храмы. Например, в прошлом году в Карелии сгорела деревянная Успенская церковь 18 века. Вместо этого идет массовое строительство ”новодельных” храмов, которое сопровождается насилием над городской средой — как это и произошло в Екатеринбурге.

Вместе с этим строительством государственная пропаганда усиленно насаждает клерикализм в массовом сознании. Сегодня даже лидеры КПРФ называют себя ”православными”. Однако екатеринбургские протесты продемонстрировали не возврат к советскому ”атеизму”, но голос современного светского общества. Это голос не против церкви как таковой, но против навязчивого церковного вмешательства в общественную жизнь и нарастающей церковной ”оккупации” городских пространств.

Церковь утверждает: вы должны верить, а не знать. Почитать власти, а не добиваться гражданских прав. Ясно, что эта пропаганда неизбежно должна была лопнуть — и неудивительно, что это началось с Екатеринбурга, города довольно современного, студенческого и проевропейского по настроениям, несмотря на российскую архаизацию последних лет.

Насаждение клерикализма в России все-таки трудно назвать очень эффективным. Церковные деятели гордо заявляют о том, что православными являются 75% жителей России, однако в реальности соблюдает все обряды и регулярно посещает храмы всего 4% населения.

Реакция на екатеринбургские протесты очень наглядно показала российскую ”вертикаль власти”. Еще в начале мая губернатор Куйвашев и мэр Высокинский были абсолютно уверены, что с постройкой храма ”всё решено”. Но стоило президенту Путину заявить о том, что необходимо провести опрос населения, как они немедленно потеряли свою уверенность, а губернатор стал предлагать перенести стройку в другое место.

Со стороны власти это выглядело отступлением перед гражданами, к чему она совсем не привыкла. Но не отступить она не могла — поскольку в таком случае протесты стали бы еще более массовыми и радикальными. Таков замкнутый круг российской ”вертикали”.

На третий день гражданских протестов в Екатеринбурге некоторые участники подняли флаг Уральской республики — неосуществленного проекта 1993 года. И возможно, именно появление этой символики чрезвычайно напугало нынешнюю власть. Впрочем, как показывают недавние опросы, проведенные независимыми социологами, население многих российских областей и республик требует региональной автономии. Многие устали от политического, экономического и церковного диктата Москвы.

Пока Кремль увлечен ”геополитикой” и имперской пропагандой, российские граждане дают ответ, приступая к активной защите своих городов и регионов. Помимо Екатеринбурга, можно вспомнить продолжающиеся ныне протесты в Архангельской области против строительства гигантского полигона для московского мусора. И там экологические лозунги уже перерастают в антиколониальные. Для Кремля это неожиданный и пугающий результат, но исторически вполне закономерный.