В мировой прессе Эстония внезапно оказалась в одном ряду с Венгией и Австрией — и это беспокоит. Первые дни работы нового правительства кардинально изменили образ Эстонии: имидж передового диги-государства сменился фотографиями и цитатами, гласящими о победе правого популизма.

Maris Hellrand
Foto: Annika Haas

Уже во время предыдущей смены правительства можно было даже из уст довольно информированных людей услышать заявление, что публикации в мировых СМИ о произошедшем в Эстонии "левом повороте" — будто бы скормленная им реформистами "джинса" (заказные материалы — журналистский сленг, прим. ред). Материалы о теперешних событиях также породили предположения, что некто сознательно "сливает" в международные издания информацию, бросающую тень на Эстонию.

К разочарованию любителей теорий заговора, такое заявление, увы, переоценивает степень глобального влияния наших политтехнологов и недооценивает способности иностранных журналистов. Проработав почти десять лет в сотрудничестве с международными новостными агентствами, газетами, радио- и телеканалами и зная лично пишущих об Эстонии зарубежных корреспондентов, могу уверенно сказать, что международным изданиям не требуются никакие "сливы".

Как конкретно в Эстонии, так и в общем в нашем регионе трудятся очень профессиональные журналисты, которые десятилетиями наблюдали и рассказывали миру о наших внутриполитических и международных тенденциях, они способны понимать эстоноязычные источники и опираются на публичную информацию. В крупных агентствах и газетах очень сильная система проверки фактов, исключающая любую возможность скармливания им политически однобокой информации. Например, давний корреспондент финской газеты Helsingin Sanomat в Эстонии Кая Куннас больше не пишет для своего издания о политике, потому что ее муж Лео Куннас стал действующим политиком.

Осенью 2016-го года разговоры о "левом повороте" исходили из десятилетиями укреплявшегося внутриполитического стереотипа о Центристской партии как левацкой и "прокремлевской", подтверждением чему был также договор с российской партией власти "Единая Россия". Для этого не нужен был никакой "слив". Весной 2019 года тоже не требовался никакой заказ, так как члены нового правительства сами ведь изо дня в день предоставляют как фотографии, так и цитаты, подтверждающие их идеологическую приверженность.

Почему имидж Эстонии важен

Эстонцам всегда было важно, что другие о них думают. На то есть причина. У имиджа есть два главных фактора: экономика и безопасность.

С экономикой все просто. Самый близкий пример произошел на прошлой неделе, когда я звонила смотрительнице маяка на Кихну Элли, о которой мы прошлым летом снимали фильм для германского канала ZDF. Элли рассказала, что переделывает свой старый хлев в гостевые комнаты, потому что нужно расширять возможности для приема туристов. Гости, приезжающие к Элли, во время путешествия тратят деньги в кихнуском магазине, на прокат велосипедов, билеты на паром, самолет и т.д. Элли дает работу строителю, обеспечивает оборот продавцу стройматериалов, который может платить зарплату своим работникам… Но один из первых заголовков в немецкой прессе о попадании в эстонское правительство правых популистов вызвал первый комментарий: "Путешествие отменено".

Подобная модель действует в гораздо больших масштабах и в других сферах, слагающих имидж Эстонии — дигитальные инновации, дизайн, музыка, бизнес, умное производство, природа, еда.

А теперь о безопасности: Эстония 15 лет является членом ЕС и НАТО и, следовательно, с точки зрения безопасности пребывает в наиболее защищенном положении в своей истории. Однако это не само собой разумеющееся и не автоматическое положение. Годами в международный имидж Эстонии входил также образ страны, которой "Угрожает Россия" и которая "дискриминирует русских". Новый виток этому был задан после аннексии Крыма, когда популярным стал подход "Нарва — следующая?" (#isNarvanext). Это понятно, потому что из эволюции человека, как вида, следует, что конфликты и плохие новости продаются.

Образ постоянно пребывающей на грани вооруженного конфликта испуганной страны, понятное дело, не в интересах Эстонии, потому что кто бы захотел посетить такую страну или инвестировать в нее? Кризисные новости могут стать самоисполняющимся пророчеством. В подтверждение того, что Эстонии, как государству, посчастливилось найти и укрепиться в другой теме, вновь приведу пример недавний пример. Немецкое Spiegel TV планировало сделать перед выборами в Европарламент серию материалов обо всех странах-членах ЕС. Для Эстонии темой выбрали э-государство, для Латвии — русское меньшинство.

Как государство, так и частный сектор годами делали вклад в создание и закрепление образа чудо-дигитальной страны и лидера Европы, и это, без сомнения, наиболее прибыльный пиар-проект, который повысил как экономический успех, так и безопасность. это произошло не случайно и не само собой, основой и предпосылкой тому была объективная реальность, а не заказ или слив. Доход от этого не капает кому-то из стартаперов в карман, но делает богаче нас всех, от любительниц бани в Хаанья до яблоководов на Хийумаа.

Но в течение прошлой недели темой для Эстонии в глобальных медиа стало вдруг превращение правых популистов в правящую партию. Заголовки вроде "Маяк гаснет", "Неужели теперь и в Эстонии тоже?" не дают возможности для неоднозначного трактования.

К типичным новостям о подъеме праворадикалов, например, в Австрии или Италии, в случае Эстонии добавляется еще один особенный аспект политики безопасности. Десятилетиями Россия пыталась укоренить образ Эстонии, как маленькой злобной нацистской страны, где дискриминируют русскоязычных. Теперь у нее есть возможность подтвердить это утверждение цитатами членов правительства Эстонской Республики, и для этого не требуется "скармливания" информации российской машине госпропаганды. Если в то же время наши союзники сомневаются в том, что мы, как государство, по-прежнему придерживаемся тех же ценностей, что и свободная Европа, то нашей безопасности нанесен урон, который не загладить никакими заказными статьями. Реальность "рулит".

Внезапное падение имиджа Эстонии сделал возможным Юри Ратас, который вместе с тем оказался крупнейшей жертвой крушения еще и личного международного имиджа. За пару дней лицом Эстонии в глобальной прессе внезапно стали двое других министров правительства. Как теперь никто не помнит имени нынешнего премьер-министра Италии, потому что заголовки порождает лишь праворадикальный министр внутренних дел Сальвини, так и Юри Ратас исчезает в международном забвении.