Последний, согласно данным соцопросов, имеет довольно высокий рейтинг: свыше 70% поддержки против почти 30% у его оппонента. Многие эксперты склонны считать, что результат предопределен и победителем станет Зеленский. В пользу этого мнения много аргументов ”за”, но украинская политика богата резкими поворотами и неожиданностями, поэтому говорить, что результат второго тура уже ясен, и выборы напрочь лишены интриги, все же преждевременно.

Первая особенность президентских выборов в Украине — отсутствие системных нарушений, массовых фальсификаций и демократичность самой процедуры. Этот факт признали международные наблюдатели в первом туре, вряд ли изменятся их оценки относительно голосования 21 апреля.

Несмотря на заметное отставание действующего президента в рейтинге его команда не стремится массово использовать административный ресурс и искусственно влиять на результат волеизъявления. Показательно, что, как засвидетельствовали результаты первого тура, даже на закрытых участках(места лишения свободы, воинские части и тд) граждане голосовали без принуждения, за разных кандидатов, а не обеспечивали 90% представителю действующей власти, как это было практически на всех предыдущих выборах.

Вторая особенность: дебаты на стадионе стали зрелищными, но малосодержательными. Результаты первого тура еще не были объявлены официально, а Владимир Зеленский уже записал видеоролик, в котором вызвал своего оппонента на ”поединок” на главный стадион страны. Петр Порошенко этот вызов принял, но до самого последнего момент возникали сомнения: будут ли дебаты на самом деле или кандидаты найдут повод избежать личной встречи. Она состоялась, разговор был жестким, но больше напоминал ”троллинг” в интернете, чем разговор о будущем страны. Оппоненты в большей степени обращались к прошлому друг друга, чем обсуждали свои шаги в случае победы на выборах.

Третья особенность: разная коммуникационная политика кандидатов. В первом туре Петро Порошенко вел вполне классическую кампанию, в последние же две недели в корне изменил характер своего диалога с электоратом: провел встречи с представителями гражданского общества, посетил ряд телеканалов, где ему пришлось отвечать на многие неприятные для себя вопросы. Такой открытости не демонстрировал ни один украинский президент. ”Поздно спохватился”, — говорили злые языки. Владимир Зеленский сделал акцент на социальные сети, прежде всего на популярный среди молодежи Instagram. Позитивные ролики в стиле ”у меня все ок, а у вас?” стали ”фишкой” кампании Зеленского. В то время как на диалог со СМИ он шел неохотно, дал очень мало интервью. Это позволило ему оставить без ответа очень важные вопросы, например, мирного урегулирования на Донбассе. В программе этот момент обозначен общими фразами, но конкретных комментариев кандидата по этому вопросу украинцы так и не услышали.

Четвертая особенность: второй тур без пророссийского кандидата. До 2014-го года все президентские выборы сводились к простой схеме: проевропейский кандидат против пророссийского. Так было в 1999-м когда во второй тур вышли Леонид Кучма и коммунист Петр Симоненко, в 2004-м: Виктор Ющенко vs Виктор Янукович, в 2010-м: Юлия Тимошенко vs Виктор Янукович. Пять лет назад, когда война на Донбассе входила в активную фазу, общество консолидировалось и выбрало в первом туре ”майдановского” кандидата Петра Порошенко. В первом туре выборов-2019 пророссийский кандидат Юрий Бойко получил четвертый результат. В программах Зеленского и Порошенко зафиксирован вектор европейской и евроатлантической интеграции. Об этом же они оба говорили во время дебатов на стадионе. На уровне риторики разница заметна в том, что Петр Порошенко безоговорочно считает необходимым вступление Украины в НАТО, Зеленский же обещает вынести этот вопрос на референдум.

Пятая особенность: новая электоральная карта страны. Ранее симпатии избирателей было легко очертить географическими ареалами: проевропейские запад и центр и пророссийский юго-восток. В 2019-м году эта упрощенная схема не работает. Зеленский смог аккмулировать довольно разный электорат: от откровенно пророссийских избирателей(чей мотив ”лишь бы против Порошенко”) до антиэлитарно настроенной молодежи(ценностно близкой к французским ”желтым жилетам”), от ожидающей патернализма и ”чудес”(в виде резкого снижения коммунальных тарифов) публики до разочарованных уровнем коррупции проевропейских либералов. Ожидания избирателей Зеленского разнообразны: это и повышение социальных выплат, и конкретные тюремные сроки для коррупционеров, и детенизация бизнеса через обязательных 5% за легализацию капиталов, и электронное правительство, и отказ от властных привилегий(Владимир Зеленский заявил, что намерен разместить администрацию президента не в правительственном здании, а в коворкинге). Что касается главного вопроса войны на Донбассе электорат Зеленского уповает на ”дипломатическое решение”, но мало кто понимает, какими именно будут его механизмы. Избиратели Порошенко имеют гораздо меньший набор ожиданий: продолжение начатых реформ, сохранение геополитического курса на НАТО и ЕС и дальнейшее сдерживание России. Ядро электората Порошенко — патриотический актив: волонтеры, ветераны войны на Донбассе, ”неравнодушные граждане”(термин возник во время Майдана) — та часть общества, для которых лозунг ”Армія! Мова! Віра”(Армия! Язык! Вера!) является определяющим. Эта часть избирателей не так многочисленна, но чрезвычайно активна, быстро мобилизуется. Показательно: на дебаты на стадионе в Киеве сторонников Порошенко было значительно больше, чем сторонников Зеленского.

Шестая особенность: реванш возможен. Перед вторым туром президентских выборов украинские суды начали буквально ”штамповать” весьма одиозные решения: сняли запрет на трансляцию сериала ”Сваты”(снятый студией ”95 квратал” Владимира Зеленского фильм попал в ”бан” из-за снимавшего в нем Федора Добронравова, открыто поддерживающего аннексию Крыма), выпустили из-под стражи обвиняемую в подготовке терактов Надежду Савченко(не пролили срок предварительного заключения) и ”вишенка на торте” — признание незаконной национализации ПриватБанка(ранее принадлежавшего олигарху Игорю Коломойскому — бизнес-партнеру Владимира Зеленского). Соратники Янковича Андрей Портнов подготовил ”на случай победы Зеленского” проект президентского указа о роспуске Верховной Рады. Лидер пророссийских сил и рупор Путина в Украине Виктор Медведчук говорит о необходимости подписания соглашения с Россией, если президентом станет Зеленский. Говорить сегодня о том, что Зеленский=пророссийский реванш, преждевременно. Но очевидно, что реваншистские силы видят в смене президента шанс для себя.

Седьмая особенность: Россия готова к новым маневрам. Позиция Москвы с самого начала выборов была вполне однозначной: кто угодно, только не Порошенко. С любым другим кандидатом: будь то Юлия Тимошенко или Владимир Зеленский, Кремль готов идти на переговоры, чтобы вернуть Украину в орбиту своего влияния. Показательно, что с июня РФ намерена ограничить поставки угля, нефти и нефтепродуктов в Украину. Таким образом Москва дает понять Владимиру Зеленскому, что в случае победы на выборах, у него не будет времени на ”раскачку”, договариваться придется сразу. Экономические санкции — лишь один из инструментов, огромное количество российских войск возле украинской границы остаются главным инструментом шантажа.

Восьмая особенность: евроинтеграция может ”забуксовать”. В мае предстоят выборы в Европейский парламент. Вполне возможно, что в новом составе Европарламента будет меньшее количество проукраински настроенных депутатов. Поддержка Киева Брюсселем может ослабнуть. Уже сегодня многие проблемы внутри Европы отодвигают вопрос Украины(а с ней и европейской безопасности) на второй план. Если на фоне этих тенденций евроинтеграционные процессы в самой Украине начнут сбавлять обороты, сближение с ЕС может носить чисто декларативный характер. Такое уже было в истории наших отношений. Этот пассивный сценарий устроил бы и Россию. Если Владимир Зеленский всерьез намерен обсуждать ключевые вопросы внешней политики на референдуме, то в случае его победы, ”заболтать” процесс евроинтеграции — дело техники.

Девятая особенность: угроза внутренней дестабилизации. О разных вариантах срыва выборов, возможных массовых беспорядков много говорил еще перед первым туром. Причиной мог стать незначительный разрыв между Порошенко и Тимошенко, и как следствие бунт сторонников последней. Эти прогнозы не сбылись. Вряд ли подобные потрясения возможны в случае победы любого из участников второго тура.

Социальный взрыв возможен в случае, если Владимир Зеленский пойдет на уступки России или пойдет на прямые переговоры с лидерами самопровозгалашенных республик. Такие шаги могут спровоцировать новый Майдан — кровавый и разрушительный. Массовый, но пассивный электорат Зеленского вряд ли встанет на защиту своего лидера, а вот протест ”неравнодушных граждан” может вспыхнуть довольно быстро.

Десятая особенность: президентские выборы как пролог к парламентским. Каким бы ни был результат голосования 21 апреля, избирательный цикл просто перейдет в новую фазу: в октябре очередные выборы в Верховную Раду. Для стороны, которая потерпит поражение в президентской кампании — это хороший шанс восстановить свои политические позиции. Досрочные выборы и роспуск парламента — это больше досужие разговоры. Скорее всего нынешний состав Рады добудет отведенную законом каденцию, после чего существенно изменит свой состав — скорее всего он будет более оппозиционным по отношению к победителю президентских выборов. В Зеленском к тому времени успеют разочароваться многие его нынешние избиратели( те самые, что ждут ”чуда”). Если же президентом останется Порошенко, все, кто против него, перегруппируются для похода в Раду.

Впереди период высоких рисков и очередных испытаний. Самое оптимистичное, что можно услышать сегодня в киевских интеллектуальных кругах — это цитата Фридриха Ницше о том, ”что нас не убивает, делает нас сильнее”.