На самом деле событие, случившееся в Москве накануне лютеранско-католической Страстнóй Пятницы, будучи начисто лишенным какого бы то ни было эпического начала, по своему значению не уступает иному эпосу. И, как ни парадоксально это прозвучит, – именно из-за отсутствия пафосных элементов. Ключевыми к этому событию являются слова: рабочий визит. Я бы даже еще особо выделил слово «рабочий». В переводе на английский, подчеркнем: не business, а working visit.

«От курса не уклоняться!»

И дело даже не в том, что эстонского президента в этой поездке сопровождали представители деловых кругов от государственного и частного секторов экономики, рассчитывающие наладить более тесные и продуктивные контакты со своими российскими коллегами.
Просто сама эта встреча, длившаяся в общей сложности около трех часов (при ранее предположительно объявленных сорока-пятидесяти минутах), и по форме, и по содержанию носила характер не формально-помпезного саммита, торжественно-парадного, но одной лишь внешней стороной и ограничивающегося.
В действительности речь идет именно о деловой, взаимно доброжелательно-уважительной и, главное, содержательной беседе, как это и принято при готовности сторон обсуждать и решать действительно насущные проблемы.
Впрочем, далеко не все в Эстонии склонны считать встречу двух президентов в Кремле важным, а главное – полезным для наших обеих стран фактором внешней политики.

К примеру, настоящий эстонский мужик, бывший командующий Силами обороны Эстонии, а ныне кандидат номер один в очереди на выборы в Европарламент от партии «Отечество», Рихо Террас бросил президенту Эстонии упрек, что она, встретившись с главой российского государства, тем самым отклонилась «от выработанного внешнеполитического курса». Кем выработанного, он не уточнил, но присовокупил, что Эстония является дисциплинированным членом НАТО и Европейского Союза, а «в общении с восточным соседом единство Европы особенно важно для Эстонии и других небольших приграничных стран... Единство Европы важнее, чем встреча с российским президентом, независимо от тем, которые на этой встрече обсуждались».
Бравый генерал при этом счел за благо не упоминать, что старший брат Isamaa по новой коалиции, Эстонская консервативно-народная партия, настолько негативно относится в самому понятию «европейская солидарность», что лидеров EKRE при одних только звуках этих слов начинает плющить и колбасить.
Если бы дело ограничивалось одним только Террасом, то и ладно: ну, военный человек, рубит с плеча, что с него возьмешь?! Однако у серьезных предпринимателей вызывают тревогу и некоторые другие фигуры из формирующегося сегодня истеблишмента.
На днях, находясь в Москве одновременно с Керсти Кальюлайд, известный бизнесмен Энн Вескимяги поделился своими опасениями с изданием «Деловые ведомости»: «Я сейчас пообщался с Урмасом Паэтом. И его беспокоит, как [на встречу Путина и Кальюлайд] отреагирует наш будущий министр иностранных дел. У него же медицинские проблемы. Я серьёзно: он психопат. Он может всё пустить в тартарары».
При этом ДВ уточняет: «Главным кандидатом на пост министра иностранных дел в коалиции Центристы-EKRE-Isamaa является Урмас Рейнсалу из партии Isamaa». Ох уж эти отечественники, шалунишки!..

Ломка стереотипов

Серьезный анализ произошедшего, естественно, еще предстоит. Но уже сегодня, по горячим следам, можно с уверенностью сказать, что Керсти Кальюлайд обеспечила себе заслуженно почетное место в истории Эстонской Республики. И не только как первая женщина-президент, не только как глава государства, сделавший больше всех своих предшественников, вместе взятых, для укрепления имиджа Нарвы как неотъемлемой части Эстонии, но и как человек, ломающий стереотипы в отношении лидера соседнего, к востоку от пограничной реки, государства.

Ее фразу, обращенную к Путину, о необходимости «обновить программу сотрудничества между ЕС и Россией», можно образно представить как готовность «протянуть до Москвы» трассу Rail Baltic, которая, как известно, призвана связать страны Балтии и частично Скандинавии с Западной Европой.

Думается, что помимо содержательной части разговора двух президентов и их спутников СМИ наверняка обратят внимание и на «язык тела», на котором, скорее всего, подсознательно, «разговаривали» собеседники.

К примеру, российский сайт «Народная правда» опубликовал такой текст: «В сети обратили внимание на странное поведение президента РФ Владимира Путина во время встречи с президентом Эстонии Керсти Кальюлайд – Путину снова ”корчило ноги”, как и ранее на встрече с президентом Таджикистана Эмомали Рахмоном».

На предмет «корчило»: пусть эта формулировка останется на совести издания, а что касается самого факта, то по «посадке» во время переговоров можно тоже сделать кое-какие выводы.

Так, позиция ног у Путина свидетельствует о том, что он чувствует себя в этот момент абсолютно свободно и раскованно. Тогда как Кальюлайд, напротив, держится довольно скованно, о чем говорит ее поза: либо нога на ногу, но не откидываясь в кресле, либо перекрещенные ноги при прямой спине.

Представляю, как оттянутся на этот счет авторы комментов, но тут уж ничего не поделаешь: каждый видит то, что ему нашептывает старина Фрейд…

Раздаются и голоса, сравнивающие встречу Путина и Кальюлайд с саммитом Трампа и Ким Чен Ына. Но если между ними и есть что-то общее, так это тот факт, что подобные контакты происходят до обидного редко. Что же касается результативности…

Переговоры лидеров двух соседних стран, при всей их формальной необязательности, отличались несомненно большей содержательностью, чем встреча глав «страны-изгоя» и страны – «оплота демократии». Беру то и другое название в кавычки, поскольку, как любой ярлык, эти не отражают полностью суть определения.

…К тому же, в отличие от post faktum диалога «США – Северная Корея», наша Керсти не назвала Путина потрясающим парнем, как выразился Трамп о Ким Чен Ыне. Хотя, если бы она так сказала, ее можно было понять…