Это знаковое событие, что о встрече, которая продлится в лучшем случае час, приходится говорить, как о знаковой. Но это так, потому что последние конструктивные переговоры между Леннартом Мери и Борисом Ельциным состоялись в 1994 году. Просто так, по-соседски разговаривали и после этого, пару раз с Путиным встречался Арнольд Рюйтель.

Но все эти встречи происходили скорее в рамках международных мероприятий. Это означает, что для выхода из тупика Кальюлайд совершила смелый дебют, когда предложила: я приеду в Москву на открытие посольства, может, вы меня и в Кремль позовете? В данной ситуации было бы надежнее ничего не делать, но это ни к чему бы не привело. Неожиданная для общественности инициатива Кальюлайд включает некоторые риски, но, по крайней мере, дает возможность выйти из состояния оцепенения. Прохладные отношения сами не нагреются. Мы видим это на примере так называемых холодных конфликтов, когда и спустя десятилетие стороны выступают с теми же аргументами, что и в начале противостояния. Противоположным примером может послужить Северная Македония, которая с трудом, но все же уладила свой многолетний политический спор с Грецией по поводу названия.

Риски очевидны. Так как руководимая Путиным Россия не выполняет международные соглашения (аннексия Крыма и война на Востоке Украины не дают поводов для сомнений), то беседа с Путиным может создать впечатление о принятии такого поведения и трещинах на общем европейском фронте. Не следует недооценивать умение русских использовать себе во благо даже самые небольшие шаги к примирению. Если эстонская сторона допустит на встрече ошибку, то ею воспользуются по полной, в этом сомнений нет. С другой стороны, опыт других глав государств, встречавшихся с Путиным, показывает, что ничего катастрофичного не произошло.

На самом деле, между Эстонией и Россией, на низшем уровне, например, в области культуры ведется весьма тесное сотрудничество. К тому же, Россия сумела сыграть не только на Украине, но и в Сирии, и с ней просто необходимо считаться. Следовательно, и разговаривать. Тем не менее, речь идет о весьма важном изменении нарратива, который не случился наилучшим образом. Изменение произошло сверху вниз, без предварительного публичного обсуждения. Напротив, общественность практически случайно узнала о планах встречи. И даже если сегодняшняя встреча завершится позитивными вестями — может быть, поддержкой кандидатуры Эстонии в Совет Безопасности ООН — в дальнейшем такой стиль повторять не стоит.