Наши предки верно говорили, что "свой глаз — король".

Вот и я отправился в воскресенье на Певческое поле. Хотя организаторы концерта Kõigi Eesti laul / "Песни Общей Эстонии" и разослали приглашения всем членам Рийгикогу, на место пришли лишь соцдемы и депутаты-"белки" (реформисты — прим.ред.)

Из представителей другого крыла я был единственным.

За пару часов меня пять раз назвали нацистом. В числе говоривших узнал только одного профессора, который так выразился походя и шепотом.

Другой профессор — Рейн Рауд, — хоть так и не говорил, однако я поймал его долгий взгляд. Профессор и ранее, причем неоднократно, размахивал нацистскими ярлыками. (названия его нескольких статей: "Исамаа должна была удержать нацистов в шкафу, не не смогла", "Ратас войдет в историю тем, что привел неонацистов в правительство").

Гуляя в толпе, я снова и снова слышал одно и то же слово, правда, каждый раз слегка в другой форме. Нет, никто не кричал, тем более никто с этими словами не хватал за грудки, все это происходило будто мимоходом, тихо и вежливо. Тем приятным солнечным вечером я очень четко почувствовал, что потуги известных политических сил и усилия прессы по их усердному раздуванию, в конце концов начали приносить плоды.

Слова организаторов о "вежливости, уважении, терпимости и взаимопонимании" на этом фоне звучат как из уст Вариса, персонажа "Игры престолов", олицетворения двуличия и обмана.

К тому же, мероприятие в воскресенье было посвящено защите свободы.

Свободы, серьезно?

"Для меня очень важна свобода высказывания мнения", — сообщает с расположенного рядом со сценой экрана некая девушка.

"Самая большая свобода — это когда ты сам все решаешь", — продолжает другая.

"Для меня свобода — это возможность делать то, что я хочу", — декларирует третья.

Затем русская сообщила, что хочет ходить по улицам и не бояться.

"Свобода — создавать такие музыку и тексты, которые мне нравятся", — продолжила следующая.

Один говорит, что желает свободы говорить на важные для него темы, другой опять, что стоит за свободу делать то, что считает хорошим.

Самым смешным мне показался молодой человек, заявивший, что свобода — это когда он берет свою ИД-карту и путешествует, где хочет.

А что у нас сейчас-то?

Смотрел и думал: Аллоо, разве сегодня кто-то запрещает выражать свое мнение?

Кто-то запрещает решать самостоятельно?

Кто-то запрещает делать то, что ты хочешь?

Кто-то не разрешает создавать именно те музыку и тексты, которые тебе нравятся?

Кто-либо не допускает обсуждать темы, которые важны для тебя?

Кто-то запрещает тебе быть тем, кто ты есть?

Кто-то не пускает тебя ехать с ИД-картой туда, куда хочешь?

Или почему кто-либо должен бояться ходить по улицам?

Не запрещает нынешнее правительство, не станет этого делать и новое.

Скорее, наоборот, — народ получит возможность быть более задействованным, чем раньше.

Произошедшее на Певческом поле в воскресенье продемонстрировало мне с чрезвычайной четкостью, где мы оказались.

Мир, к сожалению, лишь на словах. Ненависть и злоба просто временно подавлены, но тлеют, как огонь под торфом, ожидая лишь момента, чтобы вспыхнуть пламенем.