Март Хельме сказал, что в прошлом году к нам прибыло 22 000 ”нелегальных работников”, в этом году, по его прогнозу, их будет уже 33 000. По всей видимости, он все же имел в виду людей, прибывающих в Эстонию на краткосрочную работу. Их действительно в 2018 году насчитывалось 22 000 человек. Но речь не идет о нелегальной рабочей силе. Наоборот, эти люди приехали сюда на законных основаниях, зарегистрировались на работу и помогают оживить экономику Эстонии. Кстати, арендная рабочая сила и исключения по миграционной квоте как раз и являются законным способом работы в Эстонии.

Небольшая информация для будущего министра о нашем рынке труда. Люди, прибывающие в Эстонию краткосрочно, в большинстве случаев работают в сферах строительства, обрабатывающей промышленности, сельского хозяйства, лесного хозяйства и рыболовства, а также иных сферах, связанных с обслуживанием. Несмотря на привлечение рабочей силы из-за рубежа, во всех этих сферах по-прежнему множество вакансий. В Эстонии уже долгое время количество незанятых рабочих мест достигает 10 000.

Профессиональной рабочей силы в Эстонии становится все меньше. Согласно прогнозу Департамента статистики в части народонаселения, при сохранении нынешних тенденций количество жителей страны будет ежегодно сокращаться в среднем на 4 800 человек. Доля людей трудоспособного возраста снижается еще быстрее — если в начале 2015 года у нас насчитывалось около 800 000 людей в возрасте от 20 до 64 лет, то к 2040 году это число уменьшится на 160 000 человек, то есть в среднем на 6 400 человек в год. Этот факт нельзя оставлять без внимания.

Но давайте вернемся к использованным Мартом Хельме терминам, постараюсь внести ясность. Беженцем не является каждый иностранец, и этот термин вообще не имеет никакого отношения к легальной или нелегальной работе. Беженец — это человек, сбежавший из своей страны, чтобы спастись от преследований на расовой, религиозной, национальной или политической почве, или же из-за его принадлежности к той или иной социальной группе, и который поэтому не может вернуться домой. Арендная работа — это легальный способ работы, когда работник приезжает в Эстонию на короткое время с целью оказания услуги, имея при этом вид на жительство, визу или разрешение на работу в другой стране Евросоюза.

Отмечу также, что исключения по миграционным квотам предусмотрены ка раз для того, чтобы содействовать переезду в Эстонию иностранцев, которые в состоянии вносить свой вклад в развитие Эстонии и чье пребывание у нас согласуется с общественными интересами, общим правом ЕС и основными свободами.

Что касается непосредственно нелегальной работы, то это — серьезная проблема. Это — не псевдопроблема, опирающаяся на альтернативные факты. И здесь не должно быть места ложным представлениям или манипулированию фактами. Дорогой Март, чтобы Вы действительно смогли что-либо осуществить в этой сфере, завещаю Вам составленную в Министерстве внутренних дел программу предотвращения нелегальной работы. Пожалуйста, ознакомьтесь с ней при первой возможности и на переговорах выступайте за то, чтобы на реализацию предусмотренных ею мер находились денежные средства.

Поскольку проблематика рынка труда и вопрос привлечения рабочей силы из-за рубежа являются сложной сферой, то я просто не могу разъяснить всё будущему министру за один раз. Для начала в МВД нужно будет составить для господина Хельме словарик, чтобы министр во время выступлений не путался в терминах. Ведь случится конфуз, если человека, легально работающего на эстонском предприятии, назвать, например, беженцем. Кстати, Эстония приняла лишь 206 беженцев, из которых жить у нас остались всего 107 человек.

Дорогой господин Хельме, призываю Вас быть точным при использовании деликатных терминов. Я как министр внутренних дел знаю, какой вес имеет каждое произнесенное в нашей сфере слово. Я надеюсь, что Вы сейчас просто ошиблись из-за нехватки времени и от того, что Вы еще просто не успели углубиться в детали. Если бы это была злонамеренная ошибка, то ее можно было бы рассматривать как запугивание людей. Но Вы, будучи ответственным человеком, так бы точно не поступили.