«Наконец-то, именно представители интересов русской общины способны повлиять на судьбу формирования правительства в нашей стране. Всемогущая красная кнопка в наших руках!

Впервые со времен восстановления независимости к русским политикам приковано столь пристальное внимание общественности. Никогда раньше эстонцы так много не рассуждали о чувствах русского человека, а эстонские СМИ так живо не интересовались мнением русского избирателя. Создается впечатление, что судьба Эстонии находится исключительно в руках местных русскоговорящих людей. Может, ответственность за успех EKRE на парламентских выборах тоже лежит на „русских плечах”?

Или всем партиям надо посмотреться в зеркало, чтобы понять, что происходит в нашем обществе, если 20% населения голосует за праворадикальную риторику и взгляды? Не припомню, чтобы до выборов после общеизвестных высказываний как представителей EKRE, так и, кстати, других партий тоже, кто-то бежал с микрофоном и камерой, чтобы разделить эмоции тех, на кого были направлены оскорбления. А кому были интересны эмоции русских в отношении Партии реформ после событий 2007 года? Поразительно, как в нашем обществе из EKRE и 100 000 ее избирателей формируется образ врага с помощью именно русских людей, которых самих традиционно выставляют источником рисков и проблем.

”Русская школа — это проблема эстонского общества, а не культурный ресурс”. ”Облегчить получение гражданства русскоязычным людям, которые прожили здесь всю жизнь, — это риск, и сами люди — риск для государства. Опасно, что они смотрят российское телевидение, сопереживают происходящему на исторической родине, да и вообще слишком много говорят на родном языке…” — это отношение в обществе создала исключительно партия EKRE?

Жаль, что коллега Раймонд перенял риторику политических оппонентов и стал делить нас на ”крылья” по национальному признаку. Если бы я следовал его логике, то обязательно спросил бы: ”А не хотите ли, дорогие эстонцы, сами решить проблему EKRE?”. Но это противоречит моим убеждениям так же, как риторика EKRE.

Раскол Центристский партии по этническому признаку на два бесполезных ошметка, к которому фактически призывает Кальюлайд, — это мечта Партии реформ, да, впрочем, и других партий. В итоге реформисты смогут без сложностей и длительных переговоров начать формировать правительство, а в долгосрочной перспективе станут на долгие годы монополистами эстонской политики.

Мы — эстонцы и русские Центристский партии — в состоянии вместе принять решение и вместе за него отвечать: будет ли это тройственная коалиция, коалиция с Партией реформ или оппозиция. Возможность на что-то влиять и защищать интересы избирателя сохранится только в случае единства партии”.