Каким-то в высшей степени странным образом совпали во времени два абсолютно, казалось бы, несовместимых события. Этот нелепый концертный номер, прозвучавший в главном православном соборе Петербурга, и празднование (хоть и не столь помпезное, как День защитника Отечества), 90-летия со дня рождения Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, в том числе и в Таллинне, на его родине.

С подхалимской фамильярностью

В июне 1988 года мне посчастливилось участвовать в праздничных торжествах по случаю 1000-летия Крещения Руси, организованных в Ленинграде. За что моя глубочайшая признательность тогдашнему Митрополиту Ленинградскому и Новгородскому Алексию, впоследствии возглавившему Русскую Православную церковь. В такой форме Его Высокопреосвященство выразил мне свое благоволение за те несколько интервью, которые по моей инициативе опубликовала в 1987-1988 годах газета ”Советская Эстония” — первое партийное издание в СССР, разместившее на своих страницах тексты бесед с одним из высших иерархов РПЦ.

В ряд сильнейших впечатлений от той поездки вошло для меня присутствие, в ходе предусмотренного протоколом празднований посещения Исаакиевского собора, на песнопении, организовавшимся здесь уже совершенно стихийно, в исполнении митрополичьего хора. Причем в данном случае слово ”митрополичий” означает не ”существующий при митрополите (или при митрополии)”, как это понимается обычно, а состоящий из митрополитов. В числе гостей на торжествах в Ленинграде было несколько митрополитов и архиепископов, и практически все они в этот день посетили Исаакий. Вот они-то, по какому-то наитию, и решили, коротко посовещавшись, исполнить один из тропарей ”Всенощной” Рахманинова.

Надо ли говорить, что впечатление от такого импровизированного и, выражаясь светским языком, представительного богослужения запомнилось присутствующим на всю оставшуюся жизнь. Вот почему сообщение об исполненной в стенах собора ”песенке про „друга Вовочку” и „десяток бомбочек” для Америки, которую „открыли зря” так жестко меня зацепило.

Тридцать один год назад, когда еще вполне процветал и здравствовал, пусть уже не очень воинствующий, но абсолютно атеистический режим, и его глава был еще даже не президентом СССР, а генеральным секретарем ЦК КПСС, в одном из самых значимых с культовой и исторической точек зрения зданий тогдашнего Ленинграда, абсолютно естественным образом был совершен религиозный обряд.

А сегодня, когда православие разве что формально не объявлено (пока?) государственной религией, но является таковой по факту, в том же здании исполняется как минимум неуместная здесь ”вещица”…

Я бы, пожалуй, даже порадовался, если бы она прозвучала, скажем, в андеграундном "Квартирнике у Маргулиса" на канале НТВ. Тогда она и смысл имела бы, смею утверждать, совершенно противоположный. Нынче же, как говаривали еще недавно — "в свете последних решений партии и правительства", песенка про "друга Вовочку" выглядит просто подхалимски-фамильярно по отношению к носителю высшей власти в стране. И вместо диссидентской, что было заложено в нее бардом Андреем Козловским, песенка эта стала глуповато-восторженной по форме и верноподданнической по содержанию.

Быть "святее Папы Римского"…

Основная прелесть данного события состоит в том, что оно по своему смыслу безоговорочно рифмуется с прозвучавшими в те же дни высказываниями двух едва ли не самых главных пропагандистов на двух самых главных российских телеканалах. Правда, в несколько более серьезной тональности.

В программе "Вести недели" на канале РТР, вышедшей в минувшее воскресенье, ее ведущий Дмитрий Киселев "познакомил" зрителей с мишенями для российских ракет "Циркон" на карте США. В их числе значились Пентагон, загородная резиденция президента в Кэмп-Дэвиде и ряд других объектов. В тот же день на Первом канале (в Эстонии — ПБК) ведущий программы "Толстой. Воскресенье" тележурналист и вице-спикер Госдумы Петр Толстой высказался еще более прямолинейно: "Наше миролюбие — оно как раз в том, что мы говорим: "Ребята, не надо нас тыкать все время. Если вам придет нездоровая идея как-то напасть на Россию, то, соответственно, извините, мокрого места не останется"”.

Оба задиристых выступления, как и песенка про "друга Вовочку", по мнению многих наблюдателей, были инспирированы содержанием обращения президента Путина Федеральному Собранию РФ-2019, которое было сделано за несколько дней до этого.

Одиозность обоих высказываний была настолько очевидной, что Кремль счел за благо дистанцироваться от того и от другого, высказав устами президентского пресс-секретаря Дмитрия Пескова свою позицию по данной теме: "Мы никогда не вмешиваемся и не можем вмешиваться в редакционную политику наших телеканалов, даже государственных. Поэтому в данном случае вопрос (о рассуждениях про нанесение ракетного удара по территории США, — В.И.) нужно адресовать непосредственно в телеканалы".

И далее: "Президент говорил о том, что в случае, если наша страна подвергнется угрозе и у ее границ будут размещены ракеты малой и средней дальности, которые будут нацелены на нас, то придется поступить зеркально, и при этом нацелить наши ракеты не только на сами пусковые установки, но и на те территории, где находятся центры принятия решений. Прошу обратить ваше внимание, что президент не назвал ни одного географического пункта в этой связи". (Выделено мной, — В.И.)

…У дедушки Крылова есть такая басня — "Пустынник и медведь". Коротко ее суть изложена, как водится, в морали, которая умещается в одну короткую строку: "Услужливый дурак опаснее врага". Почему-то именно она вспомнилась мне здесь и сейчас. К чему бы?..