Самым громким событием, вызвавшим международный резонанс, стало опубликованное в американском издании Politico пространное интервью с полковником Сил обороны ЭР Рихо Юхтеги. Шеф эстонского спецназа довольно много распространялся о российской военной угрозе. А потом поведал, что русские войска, конечно, могут дойти до Таллина за пару дней, но там и встретят свою погибель. Что самое интересное, по мнению полковника, они и сами знают об этом.

Совершенно непонятно, чего ради армейское начальство позволило Юхтеги выступать в таком тоне. Как бы ни относиться к нынешней России, существуют все же некие рамки приличия, которые даже от военных требуют быть немного дипломатичными и воздержанными. Все то, что сказал Юхтеги, вполне можно было выразить иными, более подходящими словами. Бравурными заявлениями обычно прикрывают страх и неуверенность, пытаются отвлечь внимание от проблем. По-настоящему сильные особо не болтают.

Когда громче угрозы

Когда международная коалиция во главе с США в 2003 году вошла в Ирак, местные генералы, которым наперебой вторили российские коллеги, предсказывали им катастрофическое поражение, ”кровавую баню” в Багдаде. Министр информации Ирака Мухаммед Саид ас-Сахаф прославился в ту пору на весь мир нелепыми заявлениями и даже когда американцы, разгромив основные силы противника, уже вошли в Багдад, в своем последнем заявлении для прессы сказал, что ”…американцы сдадутся, либо будут сожжены в их танках. Они сдадутся, это они будут вынуждены сдаться”. Но город пал практически без сопротивления.

Саддаму Хуссейну не помогла даже его хваленая 400-тысячная гвардия. Наверное, у иракских военных не хватило духу и выучки оказать достойный отпор противнику, не помог и богатый опыт, приобретенный в нескольких войнах. И вот опять напрашивается невольная параллель. Столь же неловкая.

Весной в Эстонии проходили масштабные учения Siil 2018, по результатам которых было сказано много громких слов о высоком боевом духе и отменной выучке военнослужащих. В то же время выяснилось, что 1,7 тыс. резервистов и членов Кайтселийта из вызванных 6,5 тыс. не явились на учения. Наверняка у многих из них были уважительные причины. Но если такое происходит в мирное время, нетрудно представить, что ожидает в случае настоящих боевых действий с их хаосом и многочисленными логистическими проблемами.

И это бы еще ничего. Но как назло, всего неделю спустя после интервью Юхтеги словно по вражескому заказу эстонских СМИ появилась информация о том, что около тысячи призывников уклоняются от службы, отделываясь штрафами. А сколько было б ”отказников”, будь штрафы хотя бы не такие высокие, до 1200 в год? В вооруженных силах, к слову, служит всего порядка 5,5 тыс.

Опять же, и здесь речь идет зачастую не о трусости или принципиальном нежелании защищать свою страну в случае опасности. Неизвестно, придет ли еще этот враг (который, по словам Юхтеги, сам знает, что все равно ему в Таллине кранты), а жизнь бежит, да все быстрее. Для многих призывников служба в армии — неприятный перерыв, чреватый потерей хорошей работы, практики, карьерного темпа. В XXI веке срочная служба перестала быть тем социальным лифтом, каким выступала в прошлом столетии, особенно для выходцев из села или провинциального городка. Чем дальше, тем больше используется сложной техники, солдат уже не пушечное мясо, а ценный специалист. Которого готовить нужно годами, поэтому он должен иметь серьезную мотивацию потратить это время на службу.

Век контрактников

Современные армии все больше переходят на контрактную службу. В XXI веке уже свыше двух десятков стран мира отказались от призывников. В Европе к давно профессиональной армии Великобритании присоединились Испания, Франция, Венгрия, Румыния, Македония, Швеция, Польша, Хорватия, Болгария и даже совсем близкие нам во всех смыслах Латвия и Литва. Повсюду результаты реформ оцениваются в целом позитивно.

Эстония, которая во многих сферах экономики и социальной жизни зарекомендовала себя одной из самых прогрессивных стран, в военном деле демонстрирует напрасное упрямство.

Одним из последних сколь-нибудь существенных аргументов сторонников призывной армии выступает утверждение о том, что в случае войны малонаселенной Эстонии потребуется относительно много солдат, которых может обеспечить только институт призыва со множеством прошедших службу резервистов. Но войны с тысячекилометровыми фронтами и сотнями тысяч тонн пушечного мяса по обе стороны ушли в прошлое. Современные конфликты точечные, они все больше концентрируются на городах и носят принципиально новый характер. Даже те армии, которые в основе своей еще призывные, все больше задач решают с помощью контрактников в ”гибридных” войнах.

В конце концов, есть же еще и многотысячный Кайтселийт, в котором собрались те, кто считает необходимым для себя профессионально владеть оружием и оказывать поддержку регулярной армии. Мотивация и выучка у этих людей тоже явно выше, чем у многих, если не большинства призывников.