Оба оставляют впечатление, будто советник Эстонского бюро Яны Тоом Маргарита Корнышева написала в личном блоге о базирующихся в Псковской области российских десантниках, отреагировав на интервью полковника Рихо Юхтеги в газете Politico. Должность Корнышевой подчеркивается: ”Советник евродепутата Тоом одобряет… Помощница Тоом высмеивает…”

Оставив глагол ”запугивать” на совести г-на Самороднего, замечу, что текст Корнышевой, который он цитирует, был опубликован три года назад — 4 июня 2015 года. В то время Маргарита не работала моим советником. Естественно, с интервью Юхтеги текст не связан никак, а слова, которые г-н Самородний приписывает Корнышевой с пояснением ”сообщает Корнышева со ссылкой на натовского генерала”, — прямая (!) цитата из речи чешского генерала Петра Павла, в то время — главы Военного комитета НАТО.

Кроме того, в интернет-версии статьи г-н Самородний вводит читателей в заблуждение, цитируя мой русский пост в Facebook: ”На своей странице в FB Тоом называет Юхтеги ”безответственным оптимистом”, которому не дают покоя ”барабанный бой” и ”профессиональные тараканы”. Тоом позволяет себе здесь сравнение с дураками, у которых, как известно, в голове вместо мозга — тараканы”. В русском выражении ”[профессиональные] тараканы” таракан — метафора для идеи-фикс, о чем русскоязычный г-н Самородний не может не знать. Фраза ”у него свои тараканы в голове” означает, что человек не обязательно глупый, но зациклился на какой-то идее. Про дураков русские говорят иначе. Как именно — г-н Самородний тоже наверняка не раз слышал.

Читая мой FB, г-н Самородний, конечно, видел и пост, в котором я исчерпывающе объясняю мотивы своей реакции, однако о нем он не пишет. Исправляю и эту его ошибку:

”Я не планировала возвращаться к этой теме, но все-таки. Перестаньте всё приглаживать: интервью полковника Юхтеги было глупым и провокационным. И дело вовсе не в свободе слова или воле к обороне — то и другое дело хорошее.

Дело в том, что Юхтеги оставляет впечатление, будто Эстония — страна, которая готовится к войне. Выигрываем мы от этого? К нам придут инвесторы, лучше пойдет интеграция? Долг военных — защищать государство, в этом я согласна с Марианн Микко, но коммуникация — особое искусство: не умеешь — не берись.

(Жаль, эстонские СМИ ничего не пишут о кошмарном сне полковника, который он увидел много лет назад и пересказал в подробностях газете Politico. Правда — жаль. Военный-ясновидец — убедительный образ.)

И еще. Я не просто так написала о пестром обществе. У нас около ста тысяч граждан РФ. И ежу ясно, что часть их, читая текст полковника, размышляет о том, что где-то ведь должны быть лагеря для интернированных. Может, в следующем интервью полковник расскажет об этом подробнее?

Вчера где-то в мордокниге у меня спросили, стану ли я стрелять в спину эстонцу, если описанный Юхтеги сценарий реализуется. Понятная тревога. Но давайте не забывать о том, что русские задают тот же самый вопрос: а вы станете стрелять в спину соседу? Будете составлять списки — где мы и кто мы?

Так что бравый Юхтеги вовсе не способствовал своим интервью росту обороноспособности Эстонии, через Politico это не делается. Зато он нанес болезненный удар по интеграции.

Поневоле вспоминается старая истина: молчание — золото”.