Своей стремительностью и одновременно обилием обрядовых действий событие напоминало не столько визит главы великой державы в союзное государство, сколько посещение Великим Гуру своих адептов из числа аборигенов.

Собственно, ритуальность этой поездки и не скрывалась — еще за неделю до приземления американского ”борта №1” в аэропорту имени Леннарта Мери директор Совета национальной безопасности США по европейским делам Чарльз Купчан на пресс-конференции в Белом доме сообщил: ”То, что президент попадает в Эстонию накануне саммита НАТО — не случайность.(…) Это необходимая часть попытки дать сигнал русским, что их поведение неприемлемо.(…) Россия, даже не думай связываться с Эстонией или любой другой страной Балтии таким же образом, как ты связалась с Украиной!”

Сам хозяин Белого дома риторикой своих высказываний лишь подтвердил обозначенный Купчаном смысл визита. Публичное выступление Обамы в Таллиннском концертном зале Nordea обозреватели мировых СМИ, с подачи американского журнала The Atlantic, практически сразу определили как самое жесткое по отношению к России со времен рейгановской ”империи зла”. Ну, разве что без раздражающей англосаксонской прямолинейности. Впрочем, содержание и тональность высказываний американского гостя были, в принципе, вполне ожидаемыми.

Что же касается образа действий принимающей стороны, то здесь много любопытного. Нет, в смысле мер по обеспечению безопасности все было организовано безупречно, и если у кого-то они и вызвали неудовольствие, то разве что на личностном уровне — у жителей тех кварталов, что примыкали к маршруту президентского кортежа. Но тут уж ничего не попишешь — такие визиты без подобных издержек невозможны.

Но дьявол, как обычно, кроется в деталях. Начать хотя бы с того, что практически все свои выступления президент Эстонии произносил на английском языке. Общеизвестно, что этот язык он знает лучше, чем эстонский, но стоит ли это так назойливо демонстрировать? Существует некий протокол, согласно которому в ходе международных встреч на высшем уровне их участники говорят каждый на своем родном языке. В кулуарах, на неофициальном уровне, выбирается наиболее удобный для всех язык общения, но в публичных выступлениях предпочтительна все-таки ”протокольная” форма. При этом у Ильвеса было даже некоторое преимущество. Однако глава эстонского государства предпочел им не воспользоваться, всячески подчеркивая свою крайнюю лояльность в отношении гостя. Кстати, многие обозреватели обратили внимание на этот штрих, а ведущая телеканала ПБК даже заметила, что в Концертном зале Nordea, где проходила встреча высокого американского гостя с жителями Эстонии, эстонская речь вообще не звучала.

Правда, столь же безоговорочную лояльность и хорошее знание английского языка показала и бывший научный секретарь Вильнюсской высшей партийной школы ЦК КПСС Даля Грибаускайте, участвовавшая — уже как президент Литовской Республики — в таллиннской встрече Барака Обамы с лидерами трех стран Балтии. Но, во-первых, она здесь была в качестве иностранного гостя. А, во-вторых, ей все-таки надо как-то реабилитироваться за свое коммунистическое прошлое, которого у эстонского президента, слава Богу, за плечами нет. Хотя, скажем, латвийский коллега Ильвеса и Грибаускайте — Андрис Берзиньш, тоже когда-то состоявший в КПСС, выступал по-латышски, и ничего. Правда, кое-кто считает, что он это сделал по причине недостаточного владения английским языком, но это уже детали.

Провожая Барака Обаму в аэропорту, Ильвес — уже на летном поле — вручил гостю какой-то белый конверт. Канцелярия президента утверждает, что в конверте находилась символическая ID-карта жителя Эстонии. Может быть… Но тогда к чему такая таинственность? Подобный подарок вполне мог быть вручен публично, на сцене того же зала Nordea. И хотя жест все равно выглядел бы достаточно верноподданническим, но, по крайней мере, объяснимым и по-человечески понятным. А так — мало ли что в этом конверте! Может, ID-карта, а, может, гонорар за публичную лекцию.

Как и ожидалось, президент Обама заверил своих прибалтийских коллег, что Большой Брат не даст их в обиду, если что. И при этом в очередной раз похвалил Эстонию за неукоснительное выполнение взятых ею при вступлении в НАТО обязательств — ежегодно выделять на нужды обороны два процента от внутреннего валового продукта (ВВП) страны. И вновь призвал все входящие в альянс государства следовать примеру нашей маленькой, но гордой республики.

Вообще-то ВВП — показатель довольно абстрактный, поскольку включает в себя все товары и услуги, произведенные в стране за определенный период. Поэтому в мировой практике принято выводить ВВП через паритет покупательской способности (ППС) на душу населения. Так вот, по соотношению ВВП/ППС (данные ЦРУ за 2013 год) Эстония занимает 113 место из 228 стран — между Габоном и Демократической Республикой Конго. Версия МВФ более лестна: 109 место из 188 государств (между Габоном и Мозамбиком). Всемирный Банк тоже отводит Эстонии по этому показателю 109 место, но уже из 190 стран: между Боснией и Герцеговиной на 108-м и Лаосом на 110 местах.

Любопытно в этой связи, что в списке стран по уровню ВВП/ППС Латвия, еще не освоившая рубеж в 2% ВВП на нужды обороны, стоит на четыре-пять строчек выше Эстонии во всех трех версиях. А Литва, тоже не дотягивающая до натовского стандарта, — еще выше, чем Латвия. Впрочем, если кому-то больше нравится ”чистый продукт” ВВП без ”добавки” в виде ППС, то и здесь картина примерно такая же: Литва — 80 место, Латвия — 91-е, Эстония — 102-е.