Командующим войсками и по совместительству министром обороны Донецкой народной республики является Игорь Гиркин, известный под псевдонимом Стрелков. На протяжении некоторого времени его связывают с российской военной разведкой. Он это отрицает, но признает, что еще недавно был сотрудником ФСБ. Ему приписывают звание полковника.

Таков портрет Стрелкова как пособника российских силовых структур. Однако многие его поклонники, также как и люди, ненавидящие его, называют его пришельцем из прошлого — Стрелков может быть ”последним офицером армии Деникина”. Что это значит?

В некоторых московских кругах Гиркин известен в качестве реконструктора. По сути это означает, что взрослые люди добывают себе униформу и вооружение конкретного временного периода, после чего отыгрывают сражения прошлого (в Эстонии этим занимается, к примеру, клуб Frontline).

Гиркин участвовал в реконструкциях боев наполеоновских войн, Первой мировой войны и последовавшей за ней Гражданской войны в России.

Прозвище последнего офицера Деникина он получил по той причине, что героем Гиркина стал полковник Михаил Дроздовский, который совершил весной 1918 года невероятное. Русско-германский фронт к тому времени развалился, в тылу разразилась гражданская война. Дроздовский решил, что в подобной ситуации в первую очередь стоит разбираться не с немцами, а бить красных.

Дроздовский собрал под своим командованием менее тысячи младших офицеров и совершил марш-бросок от Иази в Румынии до Новочеркасска на Кубани. Марш сопровождался непрекращающимися боями, в конце-концов, бесстрашные до безумия офицеры соединились с армией Деникина.

Это является для Гиркина примером для подражания (а он по образованию историк). Это событие он изучает, он же его разыгрывает. Можно ли его назвать русским монархистом или антикоммунистом? По-видимому, можно. Предположительно во время его участия в войне в Югославии (естественно, на стороне сербов) у него была кличка ”царский офицер”.

Так что он не только играл в войну, он сражался на самом деле: в Приднестровье, Боснии, принял участие в обоих чеченских кампаниях, был в Дагестане, а теперь в Донецке.

Иногда, когда войны не было, он заменял ее реконструкциями.

Более того, Гиркин еще и поэт. Его вспоминают пишущим стихи в промежутках между сражениями в Боснии, часть его творчества можно найти в сети.

В определенном смысле Гиркина как революционного романтика сравнивали с Гарибальди, Че Геварой и даже революционером и борцом за свободу Латинской Америки Симоном Боливаром.

Однако почему нельзя сказать, что он похож на Габриэля Д’Аннунцио? На итальянского поэта, который по зову сердца участвовал в Первой мировой войне, сражался за ”воссоединение” итальянских земель и после этого стал большим героем фашистского движения.

Трагедия Гиркина, если так можно выразиться, в том, что похожие на него люди — идейные, романтики, образованные — вынуждены воевать бок о бок с теми, кого либеральные российские журналисты называют люмпенами. После того, как был сбит пассажирский самолет, их также стали называть ”обезьянами, которым дали гранаты”.

Может быть, такое сравнение неуместно, возможно, оно для кого-то будет оскорбительно, но военный энтузиаст-историк Гиркин напоминает Марта Лаара.

Хорошо, Март не воевал (но занимался многим, что было с этим связано), но я помню беседу с ним, произошедшую год назад: он с нескрываемым восторгом отзывался о художественном фильме ”Адмирал” (чудовищное пропагандистское кино, в котором возвышается белое движение, в котором с красными сводятся счеты так хорошо, что даже Лаури Вахтре не смог бы написать лучший сценарий). Гиркин восторгается аналогичными вещами. Россия и русскость, в смысле, своя национальность — превыше всего! Он патриот, он неустанно твердит об этом. Гиркин знает, что такое Правда.

Помимо этого у Гиркина есть интересный заместитель. 4 июля в Донецке представили Федора Березина, бывшего военного, капитана в отставке, служившего в Советской армии, внимание, в ПВО. Не могу сказать, с каким системами он сталкивался, к примеру, может, с печально известным комплексом ”Бук”, но такая связь сама по себе кажется дурным предзнаменованием.

В гражданской жизни Березин был писателем-фантастом, который даже был удостоен премий. На его счету много романов, жанр которых можно определить как военный технотриллер. Русские воюют с американцами в каких-то других мирах и параллельных измерениях и побеждают.

Когда-то Березин написал роман, в котором описывалось начало войны на Украине. Он утверждает, что многое из того, что он когда-то написал, теперь сбывается. Естественно, он не может быть сторонним наблюдателем и нуждается в командире типа Гиркина-Стрелкова.

Такие фантазеры делают сейчас на Украине и в России историю. Но не стоит переживать по этому поводу — когда мир скатывается в хаос, именно такие типы должны выдвинуться вперед. Смутные времена не терпят трезвомыслящих рационалистов.