На вашей родине идет, по существу, война. Музыку еще исполняют?

Если не говорить о Луганской и Донецкой областях, то в остальных двадцати жизнь ведь продолжается. Исполняют музыку, работают театры, люди ходят в рестораны. У нас такая странная ситуация, что, хотя в этих двух областях идет война, в остальных регионах спокойно. Конечно, мы с беспокойством думаем об этом каждый день.

Зачастую бывает так, что подобные военные действия вдохновляют музыкантов. Как Шостаковича — блокада Ленинграда… 

Музыка, в особенности классическая, помогает людям находить духовную опору. Как во время ленинградской блокады, когда Шостакович писал и исполнял музыку. Люди слушали его в зале, концерты передавала по радио. Это была уникальная весть о том, что Ленинград жив, что, несмотря на весь ужас, город не сдастся. 

Естественно, и на Украине сейчас у каждого концерта более глубокое значение, потому что все это идет рядом с войной. Это важно, но для меня как для музыканта тяжело. Очень сложно сконцентрироваться. Я бы не сказал, что это меня очень вдохновляет, скорее, удручает.

Ваша родная Одесса тоже тяжело пострадала, когда во время столкновений вокруг Куликова Поля погибли более 40 человек. Насколько эта рана еще дает о себе знать? 

После 2 мая обстановка была спокойной. Никаких более крупных эксцессов, слава Богу, не произошло. Но рану ощущают все, и она, очевидно, еще долго будет причинять боль. То, что произошло, Одессе никак не свойственно. Одесса никогда не была агрессивным городом, где свои позиции разъясняют кулаками и оружием. Наоборот, Одесса всегда была известна, как город мира и толерантности, где готовы слушать и своих противников. Речь шла о провокации. Кому-то надо проливать кровь. 

Теперь же люди понимают, что надо сохранить мир и — даже если у людей разные мнения — извлечь уроки из этой трагедии, чтобы в нашем городе больше никогда ничего такого не случилось. При разных мнениях надо разговаривать, а не впадать в агрессию. 

Одесса — и город юмора. Над этими событиями уже шутят? 

Совсем уж на эту тему никто шутить не станет. Но о Майдане и об общей обстановке в стране шуток, конечно, очень много. Одесса не умеет жить без юмора. 

Например, противники Майдана называют всех остальных бандеровцами и антисемитами. А наши промайдановские одесские евреи придумали свое название: ицка-бандеровцы. "Ицка" — это оскорбительный термин для еврея, но они с гордостью называют себя именно так. Они хотят показать, что большая часть одесских евреев именно поддерживает Майдан. Они не боятся бандеровцев, это миф. 

У меня сложилось такое впечатление, что Одесса и чрезвычайно независима. Как от Киева, так и от Москвы. Как там сейчас относятся к новым киевским властям? 

После побега Виктора Януковича к власти пришло временное правительство, которое было, по существу, во многом под контролем Юлии Тимошенко. Отношение же к ней было очень …неоднозначным. Теперь, после президентских выборов, когда Петр Порошенко одержал уверенную победу над ней, идет замена. Одесса тоже проголосовала за Порошенко. С ним связаны очень большие ожидания, что он придет и сразу наведет порядок. Это, конечно, невозможно, но он движется все же в правильном направлении. Он заменяет людей и постоянно дает понять, что для достижения мира нужен план. Он уже трижды лично звонил Путину, предлагал решения. 

Лично у вас были высокие ожидания уже до выборов. Почему вы пошли в доверенные лица Порошенко? 

Я никогда раньше не занимался политикой. Всегда считал, что художники не должны в нее вмешиваться. Теперь моя страна попала в критическую ситуацию, и я почувствовал, что нельзя просто стоять в стороне и ничего не делать. 

Уверен, что на этих выборах был единственно возможный выбор. Я агитировал за то, чтобы люди шли на выборы и голосовали так, чтобы не понадобилось второго тура. Для этого надо было получить более 50% голосов, чего в истории Украины никогда прежде не случалось. Но люди инстинктивно чувствовали, что чем быстрее мы получим легитимного, избранного президента, тем больше у него шансов быстро восстановить порядок и достичь мира. 

Вам не мешает то, что многим на Майдане: что, мол, на самом деле просто поменяли одних олигархов на других и в действительности ничего не изменилось?

Это была очень правильная критика. Особенно при временном правительстве, где все, о чем говорили, было правильным, но правильных деяний за этим не следовало. Надеемся, что Порошенко приведет с собой другую команду. Но понадобятся месяц-полтора, чтобы увидеть, как она работает. 

Только сейчас, после выборов, что-то стало меняться. Что-то позитивное уже все же есть. Возникло гражданское общество, которое в состоянии на что-то повлиять. К примеру, в течение последних четырех лет было принято, что к некоторым предпринимателям приходили люди из налоговой инспекции или кто знает, откуда, и отбирали половину бизнеса. Предприниматели могли жаловаться в СМИ или идти в суд, все это было бессмысленно. Если теперь что-то такое случается, об этом пишут в газетах, люди выходят на митинг, следует реакция. 

Именно! Например, во Львове на улицах не видно ни одного милиционера, но там царит полный порядок. 

Львов, конечно, очень особенный город. Там и прекрасный мэр (Андрей Садовый. — Ред.), который с помощью жителей сумел сделать очень много еще при Януковиче. Львов — самый европейский город Украины. Одесса во многом должна брать пример именно с него. 

Люди, наверно, сильно устали от всех этих передряг и конфликтов. Каковы настроения — может, во имя мира готовы чем-то поступиться. Русский язык, федерализация, еще что-то? 

Например, люди на Куликовом Поле хотели, чтобы у русского языка был отдельный статус и было бы больше возможностей на местах. Какая-то часть хотела в состав России, но здесь достичь компромиссов невозможно. Как Порошенко, премьер-министр Арсений Яценюк, так и Гурвич объявили — вы это получите. Русский язык никто больше притеснять не станет. Гурвич, кто был прежде мэром, уже давно требовал большей власти на местах. Ее не давали ни Леонид Кучма, ни Янукович, ни Виктор Ющенко. Теперь Порошенко говорит — да, будет децентрализация. И по поводу русского языка я совершенно убежден, что не вернутся ющенковские времена, когда Одессу очень мощно пытались украинизировать. 

Говорят, что музыка объединяет людей. Что вы как известный музыкант смогли бы сделать, чтобы повлиять на людей и на востоке? 

Я дал концерт в Донецке, где выступление прошло просто превосходно. Я давал концерты в Москве и Петербурге, даже в Магадане. Было еще множество планов, но все заморожены.Моих российских коллег, очевидно, пугает моя политическая активность.  

На самом деле еще пару месяцев назад планировал опять выступить в Донецке, но сейчас там просто опасно. Однако понятно, что, если обстановка улучшится и Донецк и Луганск останутся в составе Украины, там надо будет разговаривать с людьми — как напрямую, так и посредством искусства, чтобы открыть им зомбированные телевизором глаза. 

А поехали бы выступать в Россию? Или это уже предательство? 

Сейчас, во время войны, это, очевидно, было бы предательством. Но если все успокоится — и успокоится, ведь по-другому нельзя, — тогда да. Другое дело, что мои партнеры к этому, вероятно, не готовы.  


Пианист Алексей Ботвинов

В мире его считают одним из лучших исполнителей произведений Сергея Рахманинова. Известен как новатор, постоянно ищущий новые подходы к классической музыке.

Сегодня вечером Ботвинов выступит в Таллинне на гала-вечере Mister X, , который связан с инициативой установить памятник Георгу Отсу. С большой долей вероятности, памятник установят в Петербурге. Усилиями на поприще увековечивания памяти легендарного певца руководит Эри Клас.