Если бы Салумяэ этого не сделала, т.е. не вышла бы заблаговременно из партии, то ее бы с высокой степенью вероятности исключили. Что подводит нас к необходимости исследования взаимоотношений партии и личности, а именно, права члена партии на собственное мнение. Особенно острой и интересной эта проблема становится тогда, когда это собственное мнение продиктовано заботой об избирателе или, например, расхождением между поведением руководства партии с программой самой партии.

Нельзя сказать, что общество этой проблемы не замечает. Так, весной прошлого года на семинаре отделения публичного администрирования Тартуского Университета слушателям было предложено решить следующий казус (привожу полностью):

"Член крупнейшей фракции Рийгикогу Т. при голосовании по вопросу государственной важности голосовал иначе, нежели другие члены фракции, при этом его голос по результатам голосования стал решающим. По словам лидера фракции Т. тем самым нарушил партийную дисциплину, в связи с чем его: а) исключают из фракции (а одновременно и из ее правления), в) исключают из партии (а одновременно и из ее правления) и с) снимают с поста председателя комиссии Рийгикогу. Все три решения приводят к существенному снижению доходов Т. Как подобное поведение фракции согласуется с принципом "депутат не связан мандатом"?"

Предлагаю читателям самим разрешить этот казус; как писали раньше в учебниках по математике — "решите задачу двумя способами". А пока обратимся к ПРИЧИНАМ исключения из партии. Формально эти причины описаны Законом о некоммерческих объединениях, к которым относятся и партии; статистика показывает, что таких причин всего несколько. Должен оговориться, что не все приведенные ниже казусы заканчивались исключением, но с точки зрения исследования интересен сам конфликт, его причины и поведение сторон — партии и личности. Дата конфликта тоже принципиального значения не имеет, как и то обстоятельство, что некоторых партий уже просто нет на политической карте Эстонии. В каталог также не включены доступные российские примеры, т.к. политическое устройство России не отводит партиям столь значимого места, как у нас. Итак:
Тийт Маде был исключен из Партии развития в связи с его нападками на лидера партии Андру Вейдеманн, бывшую в то время министром народонаселения. Нападки были письменными и публиковались в "Päevaleht". Содержанием их было предложение лидеру партии подать в отставку в связи с тем, что занимаемый ею пост министра является искусственным. "Вместо этого портфеля, — писал Маде, — вполне мог бы быть квартирный министр или министр весенней посевной в качестве второго министра сельского хозяйства".

Куда менее известный Юло Ваннас из Кяйна был исключен из Реформистской партии из-за нарушения им заключенных партией коалиционных соглашений. В его случае характерно, прежде всего, то, что соглашения были заключены Реформистской партией ДО выборов в связи с созданием избирательного союза "Развивающееся Кяйна"; самостоятельно реформисты в Кяйна на выборах 2002 года не баллотировались. Так что формально Ваннас нарушил даже не партийную, а "избирательносоюзную" этику, в чем и не замедлили обвинить его реформисты. В результате маневров Ваннаса кандидат от "Развивающегося Кяйна" Юло Лембер остался без портфеля председателя волостного собрания; голос Ваннаса оказался решающим.

По сообщению "Sõnumitooja" в январе этого года Локсаское отделение Республики вынесло решение об исключении из партии членов горсобрания Эвальда Странберга и Геннадия Вербова. Причины исключения руководитель Харьюской организации объяснил так: "Во-первых, они нарушили этический кодекс Республики — все конфликтные вопросы решаются внутрипартийно, а не на газетных страницах. Во-вторых, они отказались подписаться под коалиционным соглашением, не пошли на выборы по списку Республики, а остались верными списку и программе Loksa Kodud. Правление Харьюского округа было единодушным в том, что такие люди Республике не подходят".

По поводу своего исключения из Коалиционной партии Юло Нугис писал следующее: "Путь партии из кризиса проходит исключительно через восстановление доверия. Пытаясь сначала деликатно, а потом более прямолинейно донести до наших верхов эту азбучную истину, мы встретили яростный отпор со стороны некоторых влиятельных партийцев. Нам объяснили, что есть свои правила игры, которые не подлежат изменениям. Особенно яростным это сопротивление стало тогда, когда было замечено, что у тех, кто отстаивает честность и добивается доверия к партии, появились единомышленники. Когда же легко внушаемые партийцы спрятались за спины противников перемен, в партии появилась монополия власти. Разнообразие мнений было принесено в жертву на алтарь власти, что привело к созданию своего кодекса поведения, сходного с круговой порукой заговорщиков. Тех, кто нарушит законы "триады", ждет жестокое наказание, поэтому меня и исключили из партии".

Внутрипартийные конфликты не всегда приводят к исключению: иногда, как в случае с Салумяэ, "исход" происходит "добровольно". Так, из Исамаалийт вышел один из партийных столпов Выруского уезда Меелис Мунски. Свой выход из партии Мунски обосновал тем, что "не хочет быть соответчиком за сомнительные, находящиеся на грани законности решения". Причиной для такого высказывания послужило решение Выруской горуправы и горсобрания о распределении бюджетных подрядов без проведения конкурса.

Два года назад из Исамаалийт же был исключен некто Андрес Йыгисте — за критику М.Лаара. Критика была устной и публичной — на митинге. Причиной для критики послужила готовность Лаара обсуждать вопрос о языковых требованиях к депутатам. Правление Харьюской окружной организации Исамаалийт нашло, что Йыгисте совершил "недостойный поступок", который "нанес ущерб партии". По мнению же объединения националистов, к которым принадлежал и смутьян, репутацию партии, наоборот, позорит недемократический стиль правления М.Лаара.

Из приведенного выше краткого каталога видно, что перечень причин исключения из партии крайне скуп: это несогласие с руководством и нарушение партийной этики — часто это одно и то же. Также из партии исключают и за "кидалово", которое тоже выдается за нарушение партийной дисциплины и этики. О последней — подробнее. Обращает на себя внимание тот факт, что никого, во всяком случае, по доступным мне материалам, формально не исключали из партии за нарушение ее ПРОГРАММЫ, т.е. за идейные разногласия. Из вышеизложенного видно, что партийная этика чрезвычайно отличается от общечеловеческой и обнаруживает в себе явные признаки двоемыслия. Ни "пленочный скандал" Сависаара, ни обвинения в адрес В.Панова, Л.Шера и Г.Панченко, В.Корба (кто не попал в этот список, пусть не обижаются) не повлияли на их членство в партии. Сами партии обвинения эти комментируют исключительно с позиции презумпции невиновности. Но эти же обвинения могут послужить причиной для исключения из партии "смежников".

Так, в связи с созданием в Кохтла-Ярве коалиции с центристами вопреки настойчивым рекомендациям правления, из Республики совсем недавно были исключены Хантс Хинт, Владимир Саранцев, Вячеслав Акимов, Анатолий Якубович, Пеэп Рейнас и Юри Утть. Лично премьер (и лидер партии) высказался по этому поводу так: "У Республики ясные и жесткие условия для создания коалиции с любым из возможных партнеров. Члены Центристской партии в Кохтла-Ярве принуждали людей вступать в свою партию, их связывают с коррупцией, преступным миром и использованием общественных средств в личных целях, дело их руководителя рассматривается в суде". Из сказанного можно сделать обоснованный вывод, что презумпция невиновности распространяется исключительно на "своих", при этом непокорных "своих" можно исключить из партии за связь с формально невиновными.

Вообще, вклад Республики в развитие идей партийной этики чрезвычайно велик. Партсу, например, принадлежит и следующее высказывание: "Мы должны хранить ценности Республики как зеницу ока и не разменивать их на мелочи". Если вспомнить, почем покупались голоса на внутрипартийных выборах Республики, то цена этим "ценностям" известна. Что не помешало, однако, фракции Республики в Таллинском горсобрании внести проект дополнений к Уставу города в виде кодекса этики. Статья на партийном сайте называлась "Таллинская горуправа сказала "нет" этике". По поводу самого кодекса сказано следующее: "Кодекс этики содержит нормы поведения для всех членов городского собрания и управы, в случае неисполнения которых соответствующий политик (буквально — "член". М.) должен подать в отставку. В Республике такой кодекс принят и все члены Республики обязаны его соблюдать". Вспомним, что ссылки на этот кодекс нам уже встречались выше — "все конфликтные вопросы решаются внутрипартийно, а не на газетных страницах". Совершенно очевидно, что в случае конфликта ЛИЧНОСТИ и ПАРТИИ о равенстве сторон говорить не приходится. При исключении личности из партии последняя обладает куда более мощными ресурсами для исключения личности из ПОЛИТИКИ вообще. Вспомним хотя бы о том, что практически у каждой крупной партии есть своя партийная газета, "дружественная" республиканская газета и сайт, в которые бывшие соратники с радостью сливают компромат на своего вчерашнего товарища. Олимпийская чемпионка, ЛИЧНОСТЬ Эрика Салумяэ, оказывается, "не участвует в работе горсобрания, фракции и комиссий", причем давно. Адекватно ответить партии исключенный уже не в состоянии; вступившему в ряды другой партии тут же выжигается клеймо "перебежчик".

В этом смысле интересен казус исключенного из ОНПЭ Сергея Середенко, про которого достоверно известно, что он дошел до окружного суда с требованием отмены решения о его исключении. Мотивы исключения все те же — "нарушение партийной дисциплины" в виде открытого письма Г. Быстрову в "Вестях". Иск был оставлен без удовлетворения в связи с тем, что Середенко обратился в суд в соответствии с нормами устава ОНПЭ, а ОНПЭ САМА же в суде доказала, что ее устав противоречит закону, в связи с чем, иск отклонили по сроку давности. В этом смысле примечательно, что уставы крупнейших партий не содержат упоминаний о возможности судебного разбирательства конфликтов, предусмотренной ст. 24 Закона о некоммерческих объединениях. Вместо этого предусматриваются бесконечные обжалования в правлениях, на съездах или специально созданных судах чести, как у центристов.

Каким же должен быть в наших реалиях поведенческий модуль исключенной из ПАРТИИ ЛИЧНОСТИ, если она намеревается остаться в ПОЛИТИКЕ? Вариант первый — создать свою партию, воспользовавшись вниманием к себе общественности в связи с соответствующим конфликтом. Тот же Т.Маде, например, до его исключения из партии развития был соучредителем Эстонского движения зеленых, партии предпринимателей Эстонии и заместителем председателя Центристской партии. Но далеко не всякий опальный политик обладает необходимыми для вождя качествами. Вариант второй — затеять сольную политическую карьеру; при нашем законодательстве как серьезный рассматриваться не может. Третий вариант — вступить в другую партию, где… все то же самое. Тот же кодекс этики, или законы триад. Или закон омерты, если угодно. Камень во рту. Выплюнувший камень считается проигравшим…

Но есть и четвертый вариант — судиться. Причем не с целью доказательства своей правоты и триумфального возвращения в партию, а с целью удержания ситуации на кнопке "ПАУЗА". Гнев партийную власть предержащих силен, но мимолетен. Доказательством тому может послужить отношение читателя к приведенному каталогу внутрипартийных коллизий: ну кто сейчас вспомнит о сентенциях в адрес М.Лаара и кто согласится с тем, что именно в связи с нанесенным г-ном Йыгисте партии "существенным ущербом" Исамаалийт оказался в оппозиции? А суды у нас тянутся долго… Глядишь, через полгодика страсти остынут и смутьяну будет предложено по-тихому вернуться в партию, а судебное дело также по-тихому будет прекращено в связи с отзывом иска. Данный вариант хорош для лиц с притупленным инстинктом политического выживания.

Если же взглянуть на коллизию с исключением как на коллизию прав, то сложится довольно пестрая картина. С одной стороны, партия вправе расстаться со своим членом "в случаях и порядке, предусмотренном уставом" — ч. 1 ст. 16 Закона о некоммерческих объединениях или "в связи с неисполнением положений устава или нанесения (партии) существенного ущерба" — ч. 2. В этом смысле позиции истца предпочтительнее, т.к. всерьез полагать, что обоснованная критика руководства означает ущерб для партии, нельзя. В этом случае партии придется доказывать в суде свою "ущербность", а ущерб этот, как правило, неимущественный, что крайне затруднительно, т.к. отсутствуют объективные критерии. Нарушивший "кодекс этики" может легко апеллировать к конституционному праву на свободное распространение информации, которое этот "кодекс" попирает двумя ногами. Но в споре есть и третья сторона — общество, и его право на получение информации. Право это в Эстонии никаким законом не зафиксировано, но подразумевается.

Вспомним хотя бы недавнюю российскую историю с депутатом от КПРФ, публично подтвердившем контакты КПРФ с Березовским; этот депутат заплатил за право общества на информацию своей политической жизнью — из КПРФ его, естественно, исключили. Молодец, мужик! Но имени его я уже не помню…

Естественно, все приведенные рассуждения относятся к "добросовестным" потерпевшим, а не к тем, кто позволяет себя перекупать за деньги при создании всевозможных коалиций и прочих взрослых играх. Увы, почувствовать разницу практически никогда не удается, т.к. партии с одинаковым упорством очерняют как правых, так и неправых "отщепенцев", при этом зачастую причины исключения носят, скажем так, комбинированный характер. В том же приведенном ТУ казусе мотивы депутата Т. никак не комментировались; не исключено, что размер полученной им взятки вполне покрывает "существенное снижение доходов", связанных с его исключением.

С учетом последней тенденции получения чиновничьих должностей в строгом соответствии с партийной принадлежностью следует признать, что член партии практически не защищен от увольнения… виноват, исключения. И если Закон о трудовом договоре дает работнику достаточные гарантии и компенсации, то исключенный из партии политик должен вновь начинать свою политическую жизнь даже не с нуля, а из глубокого минуса. При этом общество не гарантирует честному политику страхования от политической безработицы, даже при условии, что как раз из-за защиты общественных интересов он и пострадал. Тут есть над чем подумать, так как хочется все-таки, чтобы нами управляли честные и профессиональные, желательно яркие политики. ЛИЧНОСТИ, а не партийный компост, из которого произрастают тираны.

P.S. Всем лицам, указанным в данном анализе, в случае, если приведенные события получили иное развитие, чем это можно предположить из контекста, заранее приношу свои извинения.