И если перечень фамилий КаПо вызывает, мягко говоря, недоумение, то, ознакомившись с трудом руководителя Института патриотических технологий, можно сделать единственный вывод: ура-патриотические настроения, когда они базируются на сослагательном наклонении, приводят к трате сил и энергии на разговоры о несбыточном, выводят на политическую арену манипуляторов, которые сами в окоп никогда не полезут, но, не моргнув глазом, прольют чужую кровь. К слову сказать, похоже, Институт патриотических технологий — заведение глубоко законспирированное. Какой-либо информации о нем обнаружить не удалось.

С 1917 года мутировало понятие личной свободы, которая подразумевает и личную ответственность, взять которую готовы лишь единицы. И как только берут, отказываясь принимать участие в патриотических игрищах под чужую дудку, тут же становятся "интеграстами", "национал-предателями", "врагами государства" или "упырями".

Гораздо проще личную ответственность подменить пространными опусами о том, как все плохо, объявить оппонентов вселенским злом, составить ”расстрельные” списки из плохих и чужих, погрозить кулачком — желательно на расстоянии — неведомому врагу и отправиться на очередную конференцию дворников, прихватив по указке жены мусорное ведро. А на заседании за чашечкой кофе озадачиться планами возрождения империи с большой буквы.

Только где та империя и кого назначить императором? При известных ”лидерах” империя получится гаитянская, а место царя в лучшем случае займет старый портной из анекдота. Однажды старого мастера-портного спросили: "Что бы ты сделал, если бы стал царем?" "Ну, во-первых, я был бы царь, а, во-вторых, я бы еще немножко шил”.

Но патриотичные технологи (или технологические патриоты?) шить не умеют. Их основная цель — постоянная провокация. Не будет проблем — не будет необходимости в существовании провокаторов. И не дай Бог, что-то изменится к лучшему. Важен ведь не результат, а процесс, хотя еще со времен Ильфа и Петрова известно: ”чтобы убрать улицу, не надо собирать конференцию дворников, достаточно метлы и желания”.

Мечта Линтера о Принаровской Республике — вовсе не мои фантазии. Руководитель Института патриотических технологий ничтоже сумняшеся заявляет в Facebook о готовности более 80% русских жителей Северо-Востока воплотить в жизнь крымский сценарий. Эти данные он уверенно выкладывает как результат какого-то социологического опроса.

Происхождение заявленных цифр удалось выяснить путем небольшого личного расследования. Так вот, по словам источника из кругов, близких к Линтеру, данные были взяты из доклада директора Балтийского центра исследований России Владимира Юшкина. Кто заказал подобное исследование, кем был проведен опрос, осталось за кадром. Похоже, и Владимир Юшкин взял данные с потолка. Примечательно, что результаты мифического опроса оба деятеля используют совершенно в разных, на первый взгляд, целях: oдному нужны базы НАТО в Нарве, другому — Принаровская Республика в составе России. Но результат одинаков — провокативные заявления и нагнетание военной истерии.

”Собирание земель” стало настоящим брендом некоторых ура-патриотов. Вопрос исторической принадлежности Крыма России обсуждать не имеет смысла. Как, впрочем, и некоторые известные эпизоды истории Эстонии. При этом постараемся не забыть, что Калифорния — мексиканская, Шлезвиг-Голштиния — датская, Курилы — японские, Вильно — польский, Выборг — финский, а Кенигсберг — прусский. Перечислять можно бесконечно. Но тогда давайте и долги будем возвращать. А то некоторые эстонцы продолжают считать Петсеримаа все еще эстонской территорией. Даже считают у себя на хуторах убытки от заключения пограничного договора. Таким озадаченным, правда, хочется предложить вспомнить историю, восстановить справедливость и организовать капища в честь вождя мирового пролетариата.

В современной геополитике передел границ — занятие глупое, бесполезное и чрезвычайно опасное, как показывают украинские события. Пора бы уже понять, что жизнь каждого поколения небесконечна, что пришло время провести черту, приняв ее за статус-кво. И начать жить, строить, а главное, думать. Настало время очищать площадку от камней, старательно разбросанных политиками маленькой, но очень гордой страны. Пора задуматься не только о том, как заставить всех поголовно говорить по-эстонски. Вне сомнений, знание языка необходимо, но на него хотелось бы положить если уж не черную икру, то хотя бы хлеб с маслом.

Недавно попался материал с красивым названием ”Исследование: чтобы привлечь в Эстонию таланты из-за рубежа, нужно многое поменять”. С воодушевлением принялся за чтение. Увы, авторы работы предлагают сначала сшить костюм, а потом сделать примерку. К какому виду деятельности и чем привлекать специалистов? Разве можно заинтересовать только упрощенным получением вида на жительства? Для чего он нужен без предоставления достойного рабочего места? Приглашать топ-менеджеров лишь для изучения эстонского и эстонской культуры? Приглашать нужно на конкретную работу с достойной зарплатой, для участия в конкретных проектах. Где они? Ответа на этот несложный вопрос в исследовании нет.

Может быть, эстонским власть имущим пора озадачиться созданием экономической привлекательности страны для иноземцев со знаниями и умениями, не говоря уже о воспитании собственных кадров? Это можно сделать и без акцента на перфектный эстонский, хотя обидно осознавать собственный провал в области языковой политики.

О чем думают горе-исследователи, на что тратятся евроденьги? Если бы в стране были созданы условия для воспитания настоящих профессионалов, полмира заговорило бы на эстонском. Складывается впечатление, что эстонской национальной идеей стало не процветание народа Эстонии, а искусственная реанимация эстонского языка и бесконечные ”страсти по оккупации”. За 23 года безумной и бездумной политики по отношению к русскоговорящему меньшинству наломано много дров. Потеряны вера, надежда, и уже совсем не до любви.

Именно эстонская политика тщательно унавоживала почву для появления таких деятелей, как Дмитрий Линтер, ратующих теперь за развал ЭР. В лучших советских традициях, с воодушевлением цитируя в своем ”разоблачительном” послании президента Путина, патриот-технолог Линтер даже не заметил, что повторил автора ”Mein Kampf”: ”Aber gar auf Dankbarkeit revolutionärer Mordbrenner, Volksausplünderer und Nationalverräter zu rechnen, bringt nur ein neubürgerlicher Patriot fertig”. Ведь именно Гитлеру принадлежит определение ”национал-предатель”. Странные пристрастия у члена правления организации ”Мир без нацизма” (Линтер является и таковым), не правда ли?

Практически одновременно со статьей Дмитрия Линтера в нашей стране появилась петиция бдительных граждан, призывающих лишать гражданства и депортировать критикующих Эстонию и эстонцев. Как видно, у национал-безумия национальности нет. И невозможно объяснить национал-ушибленному безумцу, что критика государства — вовсе не означает нелюбви к Родине. Особенно, когда государство почему-то упорно Родиной быть не хочет.

Ушибленный должен лежать в больнице. А меня запишите в национал-предатели.