У меня лично обращение Михаила Кылварта в суд с иском о защите своей чести и достоинства от инсинуаций Евгения Криштафовича поначалу вызвало возражения. Зачем, думал я, порядочному, одаренному и известному человеку, к тому же вице-мэру эстонской столицы, судиться-рядиться с каким-то блогером?

Мне представляется, что Криштафович — юноша плохо образованный (несмотря на учебу в вузе), свои натужные шутки шутивший не во имя общественной пользы, но ради привлечения внимания к себе драгоценному, к тому же мыслящий плоско и однообразно; он чувствует падение интереса к себе и в стремлении оставаться заметным то и дело впадает в словесное буйство, переходящее в истерику (его сподвижник г-н Метлев — я, слава Богу, не знаком лично с обоими, сужу лишь по их публичным акциям) кажется гораздо умнее и глубже, потому и интереснее. Хотя, сдается, весьма циничны они оба). Оттого и бранится, и хулит… Но ежели ущербность хулителя налицо, то стоит ли с таким тягаться?

Бранится г-н Криштафович вроде бы смело, не взирая на лица и посты. Но почему-то его стрелы зачастую летят лишь по одному адресу — против центристов. При этом наш стрелок не чурается дурного, в приличном обществе недопустимого, тона: он не столько критикует идеи, сколько ругает личности. Видно, ему важнее не что делают в мэрии или в парламенте, а кто делает. Если это центристы, то умножить их на ноль — и все дела. Однако даже если ветер воет, то караван все равно идет.

Тем более подавать в суд на Криштафовича — не слишком ли много чести? Ведь этот деятель и судебный процесс использует как рекламу. Для подобных ему любое слово в строку, благо, брань на воротах не виснет…

И все же Кылварт был прав, обратившись с иском в суд. Конечно, он защищал свою честь и свое достоинство. Но не только. Ведь Криштафович выступал как защитник эстонского государства. На мой взгляд, для Криштафовича образ заступника за государство — маска этакого ”правильного интеграста” (если воспользоваться жаргоном иных комментаторов Delfi).

Понятно, за исполнении ”должности” как бы ”по-настоящему нашего”, то есть неэстонца, успешно проинтегрированного, если не в эстонское общество, то в эстоноцентричную политику — неплохо платят: зовут на встречи с известными иностранцами, дают порулить фондиком, приглашают на официальные приемы, шлют в загранкомандировки…

Это следует отрабатывать, вот и приходится стараться. Тут все средства хороши: и подтасовка фактов, и предположения, выдаваемые за факты, и наклеивание ярлыков, и ссылки на чужие мнения как на достоверность, и полученный из рук своих кормильцев компромат на оппонентов…

Чем громче, тем заметнее, — эту нехитрую мудрость г-н Криштафович усвоил быстро. Не потому ли он страстно и азартно пытается спровоцировать неэстонскую общественность? Выходит это у него чаще всего хило, но глядишь, вдруг кому-то пешка покажется фигурой. Впрочем, метода сия старинная, еще крыловская Моська лаяла на Слона, дабы показаться сильной…

На что же хочет употребить свои сомнительные силенки наш так ”правильно проинтегрированный” начинающий политик? Может, он хочет сблизить эстонскую и неэстонскую общины? Увы, он стремится их еще острее противопоставить. Вот это ему выгодно, вот за это ему еще какое-то время позволят быть у тарелки.

Процесс ”Кылварт против Криштафовича” был нужен и стал важен именно для того, чтобы стало виднее, кто is who. Судебное решение выявило подлинную сущность таких наших ”патриотов”. Дело ведь не в одном каком-то Криштафовиче. Дело в том, что все убедились: маска может быть сорвана публично с лица лжеца.

И мы увидели за личиной — суть, за характером — тип, за фактом — явление. Зрелище оказалось малосимпатичное. Даже как-то жалко его, бедолагу.