Станут ли эти условия еще хуже, и давление более жестким, напрямую зависит от того, сумеет ли общественность отстоять Анастасию Валужину, или ее постигнет участь нарвского коллеги Арно Тимошкина, уволенного городскими властями за то, что отказался втравить гимназию в политические дрязги.

К 1 сентября 2013 года гимназии по всей стране должны быть приведены в соответствие с новыми положениями Закона об основной школе и гимназии, согласно которому в гимназических классах (с 10 по 12) должно быть сформировано как минимум по три учебных параллели. То есть, должно быть три десятых, три одиннадцатых и три двенадцатых класса, обучение в которых идет по разным направлениям (например, с уклоном в гуманитарные, точные и естественные дисциплины соответственно).

В одном классе должно учиться 28 человек, значит на каждой параллели — 84, а всего в гимназических классах — 252 ученика. В Эхтеской гуманитарной гимназии в 10-12 классах сегодня зарегистрировано 77 школьников, а в двух оставшихся русских школах в Пыхья-Таллинне — еще 89 (Гимназия Раннику: 70, Гимназия Карьямаа: 29). Даже если слить все три школы, этого будет недостаточно, чтобы укомплектовать хотя бы одну гимназию. А согласно рекомендации Министерства образования и науки, в столичном регионе необходимо создавать гимназии минимум с пятью классами вместо обязательных трех на одной параллели. Значит, надо уже не 252 ученика, а 420.

Гимназистов в русских школах Таллинна хватит, в лучшем случае, на три с половиной гимназии вместо сегодняшних двадцати. Но это уже будут принципиально новые по своей структуре учебные заведения, где у учеников есть огромное поле для выбора предметов, учебных направлений и программ. Не исключается, кстати, и выбор языка обучения по отдельным предметам: как физику, так и искусство можно будет в стенах одной школы выбрать на эстонском или на русском языке, в зависимости от пожеланий конкретного гимназиста. Сегодня, когда у нас есть в столице русские школы, где на все три класса гимназии приходится ровно 16 учеников, такое богатство выбора предложить сложно.

В местных самоуправлениях, где вопросами образования занимаются ответственные, и что самое главное — компетентные чиновники и политики, о реформе гимназической сети позаботились заранее. Там знают точно, сколько основных школ и сколько гимназий будет работать в сентябре 2013 года, как будет распределена нагрузка учителей, и как будет выглядеть конкурс в 10-ый класс. В Таллинне же реальная работа в этой сфере до сих пор не проведена, царит полный хаос и паника, а Яна Тоом и Михаил Кылварт ходят по русским школам и предлагают вместо решения проблем со школьной сетью написать ходатайство о "выборе" языка обучения. Как будто это поможет решить проблему!

Поскольку директорам столичных гимназий вешать лапшу на уши бесполезно: они хотят точных ответов на конкретные вопросы — где будет открыта гимназия, когда, на сколько классных комплектов и с каким языком обучения (а также на каком юридическом основании), - то в качестве ударной революционной силы были выбраны попечительские советы. Самые замечательные из них — это те, во главе которых стоят не сильно занятые, то есть, располагающие большим запасом свободного времени социально-активные родители, зачастую посредственно владеющие государственным языком. Они, разумеется, желают своим детям и школе обычно только добра, но в текущей ситуации и законодательстве разбираются мало, под влияние русскоязычных популистов попадают довольно легко, а потому их действия не всегда разумны.

Например, закон не позволяет поддерживать ходатайства об изменении языка обучения, если это противоречит программе развития школы. Во всех четырех школах, ходатайства попечительских советов которых горсобрание повторно (!) в этом году представило правительству, в программах развития черным по белому записано, что языком обучения гимназических классов является эстонский. Значит, и новые ходатайства точно будут отклонены правительством уже по формальной причине.

Но для Кылварта это совершенно неважно, потому что его цель — убедить русскоязычный электорат, что борьба за образование на русском языке идет полным ходом, даже если это лишь имитация. Поэтому для активистов из попечительских советов город проводит регулярные пятиминутки ненависти с политинформацией от фонда "Русский мир", а потом этих политически заведенных родителей направляют в школы — "спасать русскоязычное образование". Директорам же приходится расхлебывать.

В большинстве случаев администрации школ устраняются от открытых споров: когда решение "про-центристского" попечительского совета оказывается принято и ходатайство поступает в правительство, они просто без шума в прессе пишут со своей стороны письмо, что программе развития школы ходатайство не соответствует и гимназическая ступень к реформе готова. Если на этом все заканчивается — хорошо. Тоом и Кылварт получают свой нехитрый пиар, а положение дел в школе не меняется.

Но вот в Эхтеской гуманитарной гимназии директор оказалась чрезмерно принципиальной — она сумела убедить попечительский совет не принимать заведомо противозаконного решения, и поклонники Кылварта оказались посрамлены. За такое политическое непослушание вице-мэр требует ее теперь уволить, несмотря на то, что в поддержку директора письменно выступили 90% педагогов гимназии.

Директорский корпус очень беспокоится, потому что всем понятно, что если Валужину "съедят", значит и им покоя не будет. От директоров будут требовать гораздо больших политических услуг, школы будут еще нахальнее втягивать в избирательную кампанию, а закончиться это может тем, что эстонская общественность окончательно разозлится и заставит правительство решить вопрос русских гимназий раз и навсегда, как был решен вопрос с известным надгробием.

Директора справедливо полагают, что вопрос развития образования национальных меньшинств надо решать не на площади с белыми ленточками, а в ходе открытой и профессиональной дискуссии.

Центристская партия понимает, что сохранение монопольной власти в городе зависит исключительно от активизации протестного русскоязычного электората. Потому что обычных горожан уже не купишь красивыми, но дешевыми лозунгами, когда дороги в Таллинне хуже чем в Грозном, а еще, к примеру, рассказывают, что дети в детском саду перед приходом комиссии тараканами выложили на полу слово "Помогите!". Поэтому церемониться с нелояльными русскими директорами никто не будет — их просто передавят поодиночке, кого успеют, чтобы те не мешали таскать детей и родителей на митинги, куда сегодня кроме пенсионеров никто не приходит.

Так что выбор сейчас невелик: либо общественное давление окажется достаточно сильным, чтобы противостоять превращению русских школ в "предвыборный штаб", либо — и возможное увольнение Анастасии Валужиной явится тому ясным индикатором — школьные коллективы будут в скором времени насильно мобилизованы в партийную войну, со всеми вытекающими отсюда невеселыми последствиями.