Для той части народа Эстонии, которая обожает "национальный мазохизм", пора преподать урок политграмоты.

Вокруг движения Комитетов граждан и Конгресса Эстонии сегодня начинают наворачивать небылицы как приверженцы Эдгара Сависаара и его ангажированные журналисты, так и просто несведущие люди.

Однако существует достаточно богатая документальная база, которая позволяет развеять мифы. Не ставлю своей задачей раздавать какие-то оценки или эпитеты ни тем, кто работал на достижение независимости Эстонии от СССР, ни тем, кто переписывает историю в угоду лидеру центристов. Увы, славы хочется человеку, когда ее нет.

Отчего-то бытует мнение, что в составе Конгресса Эстонии была кучка ярых националистов, озабоченных единственной целью: депортировать русских. И, дескать, Народный фронт под водительстом Сависаара стоял на платформе противостояния экстремистам из КЭ. Сдерживал их кровожадность.

Это не совсем так, и даже совсем не так.

В состав Конгресса вошли около 500 избранных народом депутатов из числа жителей Эстонии. Они имели право решающего голоса при голосованиях, так как являлись правопреемными гражданами.

Кроме того, депутатами за рубежом были избраны еще 35 человек. Избирательные участки были в Бельгии, США, Канаде, Австралии, Швеции, Франции.

С правом совещательного голоса были избраны депутаты от ходатайствующих о гражданстве Эстонской Республики. Заметим, что восстановление ЭР де-факто было в 1990 году весьма и весьма проблематично. И, таким образом, участие в движении за достижение независимости было действительно смелым шагом.

Депутатами с совещательным голосом были избраны 50 человек. И национальный состав их был весьма разнообразным. Это были как русские, так и этнические эстонцы, белорусы, украинцы, евреи, финны, ингерманландцы.

Столь же пестрыми были и партийные списки избранных депутатов. И, что особо следует подчеркнуть, депутаты представляли практически все слои населения Эстонской ССР — от рабочего и колхозника до академика и журналиста, от рыбака до министра экономики Эстонии (да-да, Сависаар тоже был депутатом Конгресса). Хотя присутствовал всего на одном — втором — заседании.

Теперь о Народном фронте. Здесь бы потребовалась целая страница, чтобы перечислить членов Народного фронта, которые были депутатами Конгресса Эстонии. Назову лишь несколько известных фамилий. Это Кюлло Арьякас, Иво Ээсмаа (он же и член КПЭ), Роман Бертелов, Сирье Эндре, Игнар Фьюк, Рейн Хансон (НФЭ и КПЭ), Яан Каплински, Леннарт Мери, Микк Микивер, Рейн Руутсоо, Эдгар Сависаар, а также многие другие. Членов НФЭ было избрано в Конгресс Эстонии больше, чем представителей Партии Национальной независимости Эстонии! Какое уж тут противостояние…

Среди депутатов было очень много избранников от Компартии Эстонии.

Конгресс Эстонии весьма продуктивно сотрудничал с Народным фронтом. Никаких противоречий между Конгрессом и Фронтом практически не существовало.

Разница лишь в том, что первый конгресс НФЭ состоялся 1-2 октября 1988 года, а Конгресс Эстонии — 11-12 марта 1990 года. Тогда в совет уполномоченных, как пишет Рафик Григорян, "из числа неэстонцев были избраны: Рэм Блюм, Владимир Брехов, Олег Буров, Рафик Григорян, Юрий Лотман, Эльдар Эфендиев, Олег Харламов, Эдуард Шаумян, Клара Халлик, Хаги Шейн и другие, а в Ревизионную комиссию — Илья Никифоров".

Как пишет далее Рафик Григорян: "Первоначально НФЭ не ставил своей целью отделения Эстонии от СССР. Он предлагал заключить новый Союзный договор, чтобы узаконить федеративный принцип государственного устройства СССР и свое место в нем. В противовес Народному фронту, с осени 1988 года стал создаваться Интерфронт.

Интрефронты были созданы не только в республиках Балтии, но и в Молдове, в Украине, в Москве, в Ленинграде и многих других городах Советского Союза.

В лидирующей группе Интердвижения было немало и эстонцев, в том числе: Арнольд Сай, Лембит Аннус, Вальтер Тоотс и другие. Поддерживали их академик Густав Наан, профессор Виктор Хютт и другие…

Нельзя сказать, что в программах интердвижения все было неправильно и неприемлемо. Их опасения о том, что эстонский язык будет тотально насаждаться, что за его незнание людей будут увольнять с работы, а русские школы будут закрываться и неэстонцы станут людьми второго сорта и т. д.- полностью сбылись".

Независимость Эстонии поддержал 91 процент жителей Силламяэ, 77% нарвитян, столько же в Кохтла-Ярве и Йыхви.

В то же время, среди эстонцев процент сторонников восстановления де-факто ЭР был только на 10 пунктов выше — 87%.

Будем честными: даже среди людей, которые вели подготовку Конгресса, работали в Комитетах граждан, — а таких людей были десятки тысяч, — мало кто верил в распад СССР, в обретение независимости на деле. По крайней мере, в ближайшие 10-15 лет. Не стану приводить имен, однако среди лидеров движения бытовало мнение: "Наша борьба надолго, слишком силен СССР, надо готовиться к репрессиям, потому что Горбачев не вечен".

Наивная вера в Горбачева, "гаранта перестройки", отсутствовала от силы у десятка людей. И одним из них стал… Арнольд Рюйтель. Да-да, именно Рюйтель был вызван на ковер в Москву к "гаранту", где тот безобразно обругал спокойного и благообразного нашего будущего второго президента за попытки "устроить переворот". Хотя тогда Рюйтелю и в голову не могло прийти, как все обернется в ближайшее время. Реальной властью он не обладал, вся власть была сосредоточена в Москве.

Однако истерика Горбачева показала: тот сам чувствует скорый конец страны, скрепленной не узами братства, а колючей проволокой по периметру границ.

Оттого после провала "пьяного эксперимента" ГКЧП и появился вот этот документ за подписью Арнольда Рюйтеля:

"…Верховный Совет Эстонской Республики постановляет:
1. Подтвердить государственную независимость Эстонской Республики и добиваться восстановления дипломатических отношений Эстонской Республики.
2. Для выработки Основного Закона Эстонской Республики и представления его на референдум образовать Конституционную Ассамблею, состав которой формируется путем делегирования высшим законодательным органом государственной власти Эстонской Республики — Верховным Советом Эстонской Республики и представительным органом граждан Эстонской Республики — Конгрессом Эстонии.
3. Провести в 1992 году на основе новой Конституции Эстонской Республики выборы в парламент Эстонской Республики.
Председатель Верховного Совета Эстонской Республики А. РЮЙТЕЛЬ
Таллинн, 20 августа 1991 г.".

Не переворот, не захват власти Конгрессом Эстонии с кровавыми разборками, а спокойная передача власти в руки народа.

Народный фронт, при всем к нему уважении, тут не упомянут. Как и не было героя-Сависаара, Освободителя. Отсюда и нервы.

И где тут пальба, которой кому-то так хотелось?

В одном из публицистических материалов, опубликованных на портале "Дельфи", автор с завидным комсомольским задором пишет: "Активный участник тех событий социолог Рейн Руутсоо считает, и не без оснований, что двадцать лет назад Конгресс и его "отросток" — Комитет граждан Эстонии — поставил страну на грань кровавых столкновений… Главное было застолбить за собой место суперпатриота для дальнейшей борьбы за власть. Что, в конечном итоге, и удалось осуществить команде Марта Лаара, сформировавшего правительство уже после критических событий 1991 года, на волне оголтелого национализма, поднятой Конгрессом Эстонии".

В одном абзаце несколько ошибок.

Во-первых, Комитеты граждан никогда не были "отростком Конгресса Эстонии". Все с точностью до наоборот: Комитеты подготовили представительное собрание — Конгресс Эстонии.

Во вторых, Конгресс с самого начала декларировал мирный путь, ни о каких кровавых столкновениях не шло и речи. Достаточно прочесть документы Конгресса.

В-третьих, выборы парламента и формирование правительства произошли в 1992 году, а не в 1991.

И, наконец, об оголтелом национализме. Еще 3 февраля 1990 года Главный Комитет граждан опубликовал "Обращение к русскоязычной общине Эстонии".

В этом обращении сказано четко, что никаких реперессий по национальному признаку быть в демократическом государстве не может, что в Эстонии любой имеет право жить, будучи гражданином, имеет право ходатайствовать о гражданстве, либо иметь гражданство любой другой страны, либо не иметь гражданства. Это выбор личный, выбор человека. Ходатайство о гражданстве, поданное в то время, свидетельствует лишь о поддержке идеи достижения Эстонией независимости.

Все было сказано честно и прямо, никаких индульгенций не раздавалось. Полная толерантность. И где тут оголтелость?

Зарегистрировалось более 60 тысяч ходатайствующих о гражданстве будущей ЭР. Среди них были даже офицеры Советской Армии, среди них и некоторые сотрудники КГБ ЭССР, которые без проблем впоследствии получили гражданство Эстонской Республики.

Конечно, сегодня некоторые ошалевшие националисты ставят Конгрессу в вину этот шаг — как это, давать гражданство врагу! Но гражданство, как было сказано в том же Обращении — не привилегия, а ответственность перед своим государством.

…Выросло новое поколение людей, не помнящее и не знающее событий тех лет, и, мало того, не желающее их знать.

Без царя в голове, привыкшие к свободам демократического общества, люмпен-политики, спрыгнувшие с печки, приняли демократию за вседозволенность. Выросли молодые люди, которым нечем гордиться, кроме как фактом своего рождения в той или иной национальной среде. Как эстонской, так и русской. И началось швыряние грязи через забор!

Родители, обиженные на самих себя за несложившуюся судьбу, подпитывают в своих детях ненависть к другой нации. Это действительно отчетливый запах национал-социализма.

Отсюда и рождаются бредовые легенды о кровавых столкновениях, которых чудом удалось избежать 20 лет назад. Неизвестно только, где было оружие — у диссидентов или у Советской Армии, у "интеров" или у интеллигенции? Чем бы стали воевать простые граждане — промокашками против танков?

Больше надо читать, ведь в Национальной библиотеке и в интернете достаточно большой объем информации. И уж совсем стыдно, когда ложь распространяют участники событий. Социологи-депутаты. Хотя… Хотя есть пословица: "Врет, как очевидец". Отрабатывать хлебушек надо.

С массивом документов любой может ознакомиться, если потратит немного времени, пойдя в библиотеки и полистав газеты. Или почитав документы, они изданы.

Понятно, что озлобленность возрастает во времена кризисов. И что национальная вражда — самая благодатная почва для поиска виновников в собственных бедах.

Но это не самый удачный выход.