Главный вывод статьи содержался уже в самом первом абзаце: «Власти старательно создают фантом русского общественного мнения, чтобы при необходимости обеспечивать «народную поддержку» самых непопулярных решений».  Далее автор привел несколько примеров, кто и как, по его мнению, создает данные фантомы. Если не считать представителей власти, главными создателями фантомного мнения выступают Евгений Криштафович, Владимир Юшкин и автор этих строк.

Оставлю на совести Александра Чаплыгина умозаключения о том, что «судя по всему, власти намерены не только создавать фантомы русского общественного мнения и поддерживать их материально, но и наказывать тех, кто противится появлению таких фантомов». Я, например, получаю свою зарплату в университете, и мне ее вполне хватает. В центре прав человека, о котором очень любят вспоминать мои оппоненты, я работаю в свое свободное время и, в основном, на общественных началах.

В свою очередь, что бы делала газета «Вести Дня» и лично Александр Чаплыгин без финансовой поддержки Центристской партии - это очень большой вопрос. Как, впрочем, и вопрос, почему никто до сих пор не наказал эту «смелую и независимую» газету. Если газету и закроют, то только по банальным экономическим причинам - читать оголтелую пропаганду люди уже устали.

Меня больше интересует другое. Почему Александр Чаплыгин считает, что его мнение, мнение нескольких маргинальных русских политиков, за которых даже сами русские практически не голосуют (наподобие Димитрия Кленского), и мнение анонимных комментаторов, большая часть из которых пишется из-за границы, - это русское общественное мнение? А мнение, отличное от этого набора советских штампов и путинской пропаганды - это фантом? Откуда эта мания величия? Почему, вообще, русское (или даже русскоязычное) общественное мнение? Я, например, украиноязычный, и то, что я знаю русский язык, русскоязычным меня отнюдь не делает. Я несколько языков знаю, и что?

Кто дал право Александру Чаплыгину считать, что если человек думает не так, как он, то он «безудержно лояльный по отношению к властям человек». Отвечу снова только за себя. Да, мне нравятся правые политические взгляды (консервативные в политике и либеральные в экономике), поэтому мне нравится нынешняя правящая коалиция. Когда у власти были центристы, Вы слышали хоть одно мое слово в их поддержку? Нет! Если где-нибудь найдете - можете первым бросить в меня камень. Так было и так будет, если центристы снова придут к власти. Что ж теперь, если у власти те, кто разделяет мои взгляды, мне и слова сказать нельзя?

Еще мне интересно, не кажется ли господину Чаплыгину, что слишком много фантомов развелось? Он ведь далеко не всех перечислил. А вот сторонников его точки зрения, к счастью, становится все меньше и меньше. Большинство живущих в Эстонии представителей национальных меньшинств любят и уважают Эстонию, любят страну, в которой живут. Я считаю, что мнение этих людей и есть настоящее общественное мнение, а вот мнение Александра Чаплыгина и ему подобных - это как раз фантом. Фантом из советского прошлого.