Причины конфликта

Причиной конфликта в Эстонии стало ежегодное празднование 9 мая у памятника на Тынисмяги, которое раздражало часть эстонского общества. 22 мая 2006 года премьер-министр Андрус Ансип пообещал решить проблему радикально: убрать памятник. Это обещание принесло ему на выборах рекордное количество голосов, после чего было выполнено.

В Грузии обострилась политическая обстановка в связи с приближением парламентских и президентских выборов. Михаил Саакашвили намеревался перенести дату выборов и совместить парламентские выборы с президентскими, что вызвало раздражение оппозиции.

Митинг

Люди на Тынисмяги стали собираться с утра 26 апреля, чтобы посмотреть на строящееся ограждение, к вечеру толпа выросла до одной-двух тысяч человек, начались стычки с полицией, после девяти часов вечера полиция разогнала митинг.

Митинг в Тбилиси начался стихийно 1 ноября, затем лидеры оппозиции взяли его под контроль и он стал многодневным. Максимальное число собравшихся оценивается в 50-100 тысяч человек. Разгон митинга начался утром 7 ноября, когда число митингующих было наименьшим.

Действия полиции и реакция митингующих

В Тбилиси был применен слезоточивый газ и резиновые дубинки. Эстонская полиция поливала толпу пеной из огнетушителя, применяла светошумовые гранаты и стальные телескопические дубинки. В обоих случаях применялись резиновые пули и водометы. После разгона митинга в Таллинне начались беспорядки, которые продолжались трое суток: были повреждены здания штаб-квартиры Партии реформ, налогового департамента, департамента гражданства и миграции, Полиции безопасности, множество магазинов и памятников, включая памятник литератору Таммсааре.

В Тбилиси после утреннего разгона митинга собралась толпа численностью около 500 человек, которая вступила в драку с полицией и была разогнана. К вечеру было объявлено чрезвычайное положение и в центр города введены войска. Митингов и беспорядков больше не происходило.

Расследование

В обоих случаях власти обвинили в произошедшем "руку Москвы", на активистов оппозиции были заведены уголовные дела по соответствующим статьям. В Эстонии следствие по делу об организации беспорядков уже завершено, материалы переданы в суд. Начало процесса назначено на 14 января, 16 ноября будет рассматриваться вопрос об изменении меры пресечения. Обвиняемых четверо, двое из них (Дмитрий Линтер и Максим Рева) содержатся под стражей, школьник Марк Сирык был освобожден после двух месяцев заключения, Дмитрия Кленского под стражу не брали. Адвокат Линтера называет дело "нелепым", просочившееся в прессу обвинительное заключение основывается на подслушанных телефонных разговорах Линтера, в том числе и телефонных интервью российским радиостанциям "Маяк" и "Эхо Москвы". В Грузии часть лидеров оппозиции находится за границей, те из них, кто был задержан, отпущены на свободу.

Грузинский омбудсмен Созар Субари дал произошедшему крайне резкую оценку: "Я видел, как полицейские избивали лежачих людей дубинками, — сказал он. — Пытался остановить их, но меня самого жестоко избили". По его словам, Грузия превратилась в страну, "где права человека не защищены на элементарном уровне". Его эстонский коллега Алар Йыкс был гораздо более сдержан, но принимал жалобы от потерпевших.

Министерство внутренних дел Грузии сразу признало превышение полномочий сотрудниками полиции, министр внутренних дел Эстонии Юри Пихл заявил в интервью газете "Вести" буквально следующее: "Полиция вела себя спокойно, сделала все правильно. Применяла силу сколько надо и решила проблему в течение двух дней". Тем не менее, по факту превышения полномочий сотрудниками эстонской полиции было возбуждено 8 уголовных дел. По состоянию на начало ноября пять из них было закрыто по причине невозможности установить личности полицейских.

Во время беспорядков в Таллинне погиб один человек — Дмитрий Ганин. По подозрению в причастности к его убийству было арестовано несколько человек, но все они были отпущены на свободу.

Выводы

Пока еще не ясно, как будут дальше развиваться события в Грузии, но ясно, что столкновения демонстрантов с полицией не переросли там в масштабные беспорядки, хотя митинг оппозиции был намного более массовым. Отчасти это является следствием введения чрезвычайного положения. Возможно также, что грузинская оппозиция гораздо лучше контролирует своих сторонников, чем таллиннские русские активисты.