Четыре года спустя эту интервенцию Соединенных Штатов можно переименовать в операцию "Хаос Ираку". Она отправила в могилы по разным подсчетам от 60 тысяч до 300 тысяч иракцев и ввергла страну в самую, пожалуй, яростную гражданскую войну на Ближнем Востоке.

Америка уже заплатила за эту историческую ошибку жизнями 3217 своих солдат, тяжелыми ранениями еще 24 тысяч и 500 миллиардами долларов, потраченными на финансирование военных действий. Но время окончательной расплаты, похоже, еще не пришло.

Мир отметил мрачный четырехлетний юбилей уик-эндом многотысячных антивоенных маршей и митингов от Нью-Йорка до Сан-Франциско и от Мадрида до Мельбурна. Чаще других встречались плакаты "Сбросим Буша, а не бомбы" (Drop Bush, not bombs) или "Четыре года — это слишком долго".

И, пожалуй, только один человек мог бы торжествующе пригубить в этот день бокал шампанского за счастливое развитие событий, позволь ему в виде исключения такую вольность его вера. Это Усама бен Ладен, лидер "Аль-Каиды".

Ему лучше других ясно: операция США в Ираке имеет только то отношение к объявленной Джорджем Бушем войне с терроризмом, что отвлекает от этой глобальной задачи силы и средства. Эти ресурсы можно было бы значительно эффективнее потратить где-нибудь в Афганистане или в Юго-Восточной Азии. Сегодняшний Багдад — это не фронт борьбы с "Аль-Каидой". Это излюбленное место встречи боевиков и символ их сплочения.

За четыре года разительно изменилось отношение к силе, примененной в Ираке, со стороны политических кругов самой Америки.

Если ООН не благословила в свое время вторжение, то Конгресс США, как мы помним, это сделал. Большинство членов обеих палат, включая нынешних претендентов на Белый дом Хиллари Клинтон и Джона Эдвардса, голосовали за войну, веруя, что она может спасти Америку от повторения трагедии 11 сентября. Тем самым члены Конгресса, надо отдать им должное, отражали мнение своего электората: две трети населения США безоговорочно поддержали в марте 2003 года военные действия иракской коалиции.

Сегодня Америку словно подменили. Совместный опрос агентства новостей AP и исследовательского центра Ipsos показал: шесть из десяти американцев считают иракскую военную кампанию ошибкой и хотели бы покончить с ней как можно скорее. Причем респонденты склоняются к мнению, что восприятие войны американским обществом изменилось именно потому, что другой оказалась сама война.

Она явно не была вызвана причинами, декларированными в самом начале  — Саддам Хусейн не обладал оружием массового поражения. К тому же, война велась методами, не подобающими Соединенным Штатам, державе, которая претендует на роль всемирного мессии демократии. Вспомним пытки и глумление американских надзирателей над узниками тюрьмы Абу-Грейб. Или кровавую баню, учиненную патрулем армии США 19 ноября 2006 года в Хадите (Hadita), деревне к северу от Багдада, где были уничтожены 24 мирных иракца, в том числе 76-летний старик и 3-летний ребенок.

Наконец, война за освобождение Ирака переродилась в войну, которую даже Пентагон признает сегодня гражданской. Есть основания подозревать, что любое количество американских солдат, переброшенных в Ирак, окажется неспособным остановить нарастающее там межконфессиональное насилие. В результате, за оставшиеся полтора года нынешняя администрация США вряд ли успеет придать ситуации в Ираке хотя бы видимость прогресса.

Капитолий, перешедший под контроль демократов из-за той же самой войны, пытается отразить эти реальности в новом законопроекте. Документ увязывает финансирование дополнительных войск в Ираке с выводом всех боевых частей армии США не позднее 1 сентября 2008 года или даже раньше. В качестве условия вывода упоминается неспособность иракских властей выполнять взятые на себя обязательства.

Скорее всего, билль застрянет еще в Сенате, где демократическое большинство незначительно. Даже если документу удастся проскользнуть сквозь обе палаты Конгресса, его ждет вето Джорджа Буша. Советник президента по национальной безопасности Стивен Хэдли пугает законодателей: их инициатива может превратить Ирак в рай для террористов. Как будто этого еще не произошло.

Иракская эпопея изменила весь политический пейзаж Америки за исключением одного. Как и четыре года назад, американская администрация по-прежнему верит, что в войне за тридевять земель все еще не поздно победить.