Меня поддержал только один русский центрист, который попросил не упоминать его имени. Исход был предсказуемый — с самого начала (скоро уже болеее полугода) руководство фракции относилось к предложению прохладно.

Долго молчавший по данному вопросу депутат Рийгикогу и столичного горсобрания Владимир Вельман был на последнем собрании фракции исключительно активным. Он явно хотел оказать давление на т.н. русских депутатов (10 из 19 собравшихся).

Г-ну Вельману ассистировали Маргарита Черногорова, Руслана Вебер, Эдуард Седашев, Наталия Вайно, Павел Старостин, которые также успешно освоили искусство политической мимикрии в русском вопросе. Курьез вышел с Маргаритой Черногоровой — она забыла, что полгода назад подписала первый проект постановления, содержание которого на сегодня не претерпело никаких изменений.


Медвежья услуга и русским, и эстонцам

Главный аргумент г-на Вельмана: он категорически против ползучего двуязычия, направленного на установление двух государственных языков. И еще он добавил, что официальное двуязычие направлено против наших детей. Мол, пропадет у них стимул к изучению эстонского.

Эти слова коробят еще и потому, что за ними проглядывают нотки публичного доноса: мол, Кленский — враг Эстонии. Хотя я никогда не выступал за признание русского языка вторым государственным, так как это и сегодня нереально.

Демагогией является и заявление, что двуязычие не мотивирует русских детей изучать эстонский язык.

Причина тут кроется не в местных русских, а в нашем государстве и прессе, которые трубят на всю Европу о конкурентоспособности тех неэстонцев, кто владеет госязыком. Социологи установили, что это не так, а преподавание эстонского у нас ниже всякой критики.

Вместо этого готовится реформа образования в русской школе. Она призвана насильственно ассимилировать наиболее талантливых представителей подрастающего поколения неэстонцев — из числа гимназистов. Преподавание предметов на госязыке будет им навязано. Впрочем, в некоторых школах это уже происходит. Остальной молодежи определено быть в лучшем случае прислугой титульной нации, в худшем — оказаться "на дне".

Да и какая мотивация, если общество с каждым годом все больше пронизывает нетерпимость к русским. Исследования показывают, что она охватывает уже более четырех пятых эстонцев, особенно среди молодежи!

Наша политэлита, сознательно обременяя себя надуманными национальными предрассудками и псевдоугрозами вымирания эстонского народа, не хочет, чтобы русские перфектно говорил на госязыке и были конкурентоспособны с эстонцами.

Высший пилотаж языкового иезуитства в том и состоит, что наряду с агитацией выгод владения госязыком в итоге не без успеха делается все, чтобы не допустить неэстонцев к власти, вытеснить на окраины общественно-политической жизни.

Это на руку ограниченной политэлите, которая на самом деле отстаивает интересы власть предержащих, которым выгодно разделение населения на две противостоящие группы. Так легче объяснять "своим" причины нещадной эксплуатации труда, тотальной бедности и социального ущемления населения, бездуховности общества.

Выступление г-на Вельмана, русских центристов против двуязычия в местном самоуправлении (несмотря на реальную потребность в этом или даже при условии, что мое предложение действовало бы от выборов до выборов) на деле способствует дальнейшему росту национального чванства и ксенофобии, проявление которой у нас и так уже зашкаливает по данным европейских исследований. То есть помимо предательства интересов неэстонского меньшинства, медвежья услуга оказана и титульной нации.


МЗД — мина замедленного действия

А еще, по-моему, Владимир Вельман и Руслана Вебер должны извиниться перед товарищами по фракции за то, что высокомерно заявили об испытываемом ими чувстве стыда за тех, кто в центристской фракции горсобрания все еще не владеет эстонским.

Это то же самое, что попрекать слепого за отсутствие зрения. Невладеющие эстонским языком депутаты ни в чем не повинны. Так же, как нет вины сотен тысяч людей в том, что в одну ночь Эстонии подарили независимость и потому они нежданно-негаданно оказались в другой стране, хотя, либо родились здесь, либо живут тут большую часть своей жизни, в том числе уже 14 (!) лет в восстановившей независимость Эстонии.

Трудно найти неэстонца, который утверждал бы, что владеть эстонским не нужно. Но языковая проблема застала их врасплох. Большинству освоению госязыка помешали возраст, проблемы со здоровьем, отсутствие таланта, житейския дрязги, другие издержки становления новой Эстонии. Будем же христианами! Наконец, еще раз напомню об иезуитстве нашей языковой политики, а также культивируемой у нас русофобии.

Как не спросить у самого г-на Вельмана, а ему не стыдно за то, что по данным недавнего социологического мониторинга эстонцы продолжают иметь преимущество перед неэстонцами на рынке труда, в карьерном росте, в образовании и зарплате?!

Кстати, в 1990 году по уровню образования эстонцы и неэстонцы ни в чем не отличались — сегодня же по высшему образованию разница почти двукратная в пользу первых. Что, вторые поглупели?

Более того, по данным социологов Таллинского университета, знание неэстонцами госязыка не дает им никаких преимуществ перед эстонцами в карьерном росте! Нашу элиту и общество все это мало волнует, хотя мы закладываем "мину замедленного действия" — конфликты и противоречия в будущем.

Увы, пусть вынужденно, но равнодушно ко всему этому относится даже центристское руководство. Три года оно успешно торпедировало инициативу русских центристов создать в столичном горсобрании Комиссию по решению проблем неэстонцев. Созданный вместо нее Консультационный cовет по делам нацменьшинств при мэре Тынисе Пальтсе собирался лишь раз за полгода своего существования!

Но и г-на Вельмана все это не волнует. Он ни разу не участвовал в собраниях нашей фракции, три года пытавшейся создать Комиссию столичного горсобрания по проблемам нацменьшинств, он последовательно игнорировал аналогичную рабочую группу, созданную при фракции. Он считает нормальным, что центристка, депутат Маргарита Черногорова добилась признания себя почетным гражданином Таллина только за то, что была четыре раза избрана депутатом. При этом такого титула не удостоен выдающийся местный подвижник русской культуры Николай Васильевич Соловей.


Русские — не плохие, они — другие

Упрекая коллег за незнание языка г-н Вельман по сути намекает на то, что тем не место в муниципальных органах власти. Это равноценно реплике депутата партии Res Publica Светланы Балтиной — та, я бы сказал, в расистском духе заявила в правовой комиссии горсобрания, что таким депутатам надо слагать полномочия. Недопущение "немых" депутатов в представительные органы власти не только недемократично, это — дискриминация. Потому 21 ноября 2001 года под давлением ОБСЕ Рийгикогу отменил требование к кандидатам в депутаты подтверждать письменно свою способность работать на госязыке.

Нынешний министр народонаселения Пауль-Ээрик Руммо заявлял тогда, что в демократическом правовом государстве надо одинаково относиться ко всем кандидатам в народные избранники, не ограничивать чье-либо право быть избранным. Говорил он так потому, что взамен обещали вывод из страны представительства ОБСЕ и скорое вступление в НАТО.

Но сказав А, надо сказать и Б. Если такое ограничение было снято, то это так или иначе обнажило реальную ситуацию — слабое владение эстонским языком кандидатами в депутаты от национальных меньшинств. Поскольку это перестало быть препятствием для кандидатов в депутаты, то проблему надо решить до конца, по крайней мере пока она существует. Я бы дополнил г-на Руммо: надо создать равноценные возможности и в работе депутатов.

В конце концов, если языковая проблема упирается в законы, будто бы запрещающие в Таллине официальное двуязычие, то почему депутат Рийгикогу г-н Вельман не инициирует их доработку?

А коль все признают, что в комиссиях админсоветов и даже горсобрания и сегодня работа применяется русский язык, причем даже без перевода (что как раз противозаконно), то позиция г-на Вельмана и русских центристов лицемерна.

Не меняет ситуации и проект новой программы партии Центра, раздел которой о национальной и интеграционной политике выглядит вполне солидно, но остается декларативным.

Единственный весомый аргумент против моего проекта постановления горсобрания — даже не юридический, так как наше туманное языковое законодательство не запрещает говорить в представительных органах власти на русском языке с переводом на эстонский. Проблема там, где ее вроде не ждешь. Это — эстонская часть электората Центристской партии. Ее сторонникам не нравятся языковые уступки. Увы, среди них хватает нетерпимых к русским. Это еще одна причина, почему замораживаются предложения русских центристов в горсобрании — не раз нас просили отложить решение той или иной проблемы на полгода, потом еще на полгода и так далее.

Приходится считаться центристам с другими партиями, которые все, кроме Левой партии, немедленно станут спекулировать на языковых уступках. И это несмотря на то, что эстонской нации угрожает тотальная американизация, когда уже семинары в министерствах проводятся на английском языке и без перевода.

Руководство центристов смиряется с такой ситуацией. Но разве можно вечно уходить от ответа на вопрос: когда же начнется разъяснительная работа о том, что местные русские — люди не второго сорта, что они не плохие, а другие. Тем более, что две трети голосов, полученных центристами на последних местных выборах в Таллине, были "русскими"!


P.S. Поскольку вопрос о применении русского языка на этот раз встал ребром, то Центристская фракция решила подменить эту проблему совсем другой, хотя тоже очень важной — (не)информированностью неэстонского населения.

Вдруг вспомнили, что уже полтора года не выполняется инициированное центристами же постановление горсобрания о переводе важнейших актов городских властей на русский язык, что с закрытием газеты "Столица" многие неэстонцы уже полгода лишены оперативной городской информации…

Кстати, за примерное послушание русские центристы были отблагодарены — накануне Иванова дня и Дня Победы были удовлетворены все их персональные поправки горбюджета: каждому по 50-300 тысяч крон. Что ж, и такими подачками можно "решать" русский вопрос.

Но местные русские тоже, и уже сегодня, хотят жить по-европейски, быть равноправными хозяевами Эстонии. Их долготерпение не бесконечно.

Так что, не только о стыде, о совести пора вспомнить.