Юрий Николаевич рассказывает, что в 1993 году ему дали муниципальное жилье — комнату в бывшем общежитии по адресу Копли, 100B.

”Он там жил, платил-платил, и думал, что это по-прежнему муниципальное жилье, — говорит его жена Анна Александровна. — Но в этом году, когда стали выяснять, почему не выплатили пособие в 115 евро, нам сообщили, что в этом жилье прописан еще один человек. Что за человек? А собственник! И кто же это? Председатель данного квартирного товарищества!”

Дела давно минувших дней

Каким же образом муниципальная квартира перешла в частную собственность, да еще и председателя КТ? Юрий Николаевич заверяет, что не знает.

Однако по бумагам это произошло еще в 2007 году.

”Я тогда вел совершенно безобразный образ жизни, — признается пенсионер. — У меня умерла подруга, поэтому я пил. Но я точно помню, что ничего не подписывал. Во всяком случае, председателю”.

А кому подписывал? Да некоему Васильеву. И кто же этот Васильев?
”Да друг мой, с которым я тогда пил, — признается Юрий Николаевич. — Он потом умер. То ли убили, то ли сам. Так говорили”.

Но, прежде чем умереть, Васильев выданную ему доверенность вместе с Юрием Николаевичем еще нотариально засвидетельствовал. А потом продал или передал комнату Юрия Николаевича третьему лицу — как раз председателю КТ Копли, 100B.

”Когда мы стали выяснять, — говорит Анна Александровна, — то узнали, что Юра всего месяц был хозяином этой комнаты, а потом ее переписали на председателя. Но он до последнего был убежден, что живет в муниципальной квартире. И платил за квартиру, будучи уверенным, что комната принадлежит управе Пыхья-Таллинна. А тут, получается, у комнаты давно уже есть владелец. Почему же владелец в течение 13 лет никак себя не обнаруживал?”

Она считает, что эта вся история — очень странная. И ее мужа тогда, в 2007 году, попросту обманули, лишив недвижимости.
”Но когда мы попытались поговорить с председателем по поводу этой квартиры, он сказал, что ему некогда, — рассказывает Анна Александровна. — Однако вскоре на счет пришли 115 евро. Со счета его жены. Это очень подозрительно, как будто он пытается откупиться, чтобы замять всю эту историю”.

Все по закону

Председатель КТ Копли, 100В Александр Мажаев говорит, что никакого криминала в этой истории нет и все было сделано по закону.
”Понимаете, человек живет в муниципальной квартире, и тут появляется возможность ее приватизировать, — рассуждает он. — Человек прямо говорит, что денег на приватизацию у него нет, приватизировать ее он не может. Я и выручил его”.

Он утверждает, что этот Васильев, которому Юрий Николаевич подписал доверенность на квартиру, в какой-то момент запил-забомжевал и отдал эту доверенность ему, Александру Мажаеву.

”Сказал, что она ему не нужна, — говорит председатель. — И отдал вместе с другими бумагами. Так что все по закону”.

Согласно предоставленным Александром Мажаевым документам, Юрий Николаевич подписал в 2007 году доверенность на Васильева, а затем сходил с ним еще и к нотариусу, где эту доверенность нотариально подтвердил. И вскоре Васильев переписал квартиру Юрия Николаевича на Александра Мажаева.

”Попов тоже был при сделке”, — утверждает председатель. Но когда мы обратили его внимание на документы, где сказано, что Попова не было, а был только Васильев, который его и представлял, председатель быстро согласился: ”Или не было. Я уже не помню, давно это было”.
Он заверяет, что неоднократно говорил Юрию Николаевичу, что пока он жив, никто его из квартиры не выгонит, и он может жить там, сколько хочет.

”115 евро — да, я их тоже в этом году не получил, — говорит председатель. — Я тоже одинокий пенсионер. Но я их ему заплатил и буду платить все остальные годы, потому что понимаю, что ему эти деньги положены”.

Анна Александровна при этом утверждает, что у председателя подобная схема была поставлена на поток. И в доме к нему таким образом перешла не одна квартира.

”Одна, не одна — какая разница? — отрезает председатель. — Эта женщина просто рассказывает небылицы, потому что хочет оттяпать эту недвижимость. Она думала, квартира — Юрина, но нет. Сам Юра неоднократно говорил, что никаких претензий ко мне не имеет. А я — бывший полковник милиции, меня полгорода знает. Вы знаете, в каком состоянии был дом в то время? Окна выбиты, везде наркоманы. Я привел его в порядок, внизу теперь сидит охранник, здесь стало хорошо и безопасно. Если вы напишете про меня статью в негативном ключе, я застрелюсь”.

Все сроки прошли

Можно ли отыграть сделку 13 лет спустя? Юрист Данил Липатов из Progressor Õigusbüroo отмечает, что все сроки уже прошли.
”Понятное дело, простая письменная доверенность, не засвидетельствованная нотариусом, полномочий на сделку не дает, — говорит юрист. — Но когда он сходил еще и к нотариусу и нотариально закрепил свою доверенность, то тут, без сомнения, доверенность уже имеет юридическую силу. Ведь нотариус выступает гарантом того, что человек осознает последствия своего поступка и отдает себе отчет в своих действиях”.

Как же нотариус проверяет, понимает ли человек, что он делает? А очень просто: при помощи вопросов.

”То есть спрашивает: ”Зачем вы пришли? Почему вы хотите это сделать?” — поясняет Данил Липатов. — И человек должен своими словами объяснить мотивы своего поступка. Девять из десяти нотариусов разъясняют также человеку последствия сделки. И пока нет оснований предполагать, что этого в данном случае сделано не было”.
Как бы то ни было, если Юрий Николаевич безвозмездно вдруг передал право приватизировать квартиру некоему Васильеву, а тот продал или передал его за вознаграждение кому-то еще, то при ряде обстоятельств у пенсионера могло бы возникнуть право требовать с Васильева компенсацию в связи с необоснованным обогащением. Но… только в течение трех лет после сделки.
А сейчас и срок давности уже истек. И Васильева уже нет в живых. Поэтому отыграть сделку назад уже невозможно.