Срочная служба в Силах обороны Эстонии длится, в зависимости от цели выучки, 8 или 11 месяцев. Восьмимесячная служба начинается обычно в октябре, 11-месячная — в январе и июле. Но даже несмотря на довольно сжатые сроки службы, было бы лукавством сказать, что все молодые люди в стране с нетерпением ждут, когда же их призовут в армию.

Не хочется терять время

”Скажите, как можно откосить от армии? Не хочется время терять впустую”, — спрашивает в одной из групп в социальной сети Игорь. Тут же находится много советчиков.

”Доставай медицинские справки или получи от универа бумагу, что учишься”, — говорит Вадим. Алексей рекомендует жаловаться на депрессию семейному врачу, просить выписать антидепрессанты, якобы с депрессией не берут в армию.

Евгений предлагает целый план с множеством вариантов: ”Первое — по религиозным соображениям. Второе — уехать из страны, остаться там жить, вернуться обратно, когда тебе будет 27. Третье — сказать, что у тебя психологическая травма в детстве, связанная с насилием от родственников, друзей или похитителем. Четвертое — если у тебя есть трое детей и жена беременна четвертым. Пятое — можно прогнать, что ты гей. Классика. Но может не сработать. Слышал, что и голубых берут. Шестое — инвалидность. Хотя со мной служил человек с разной длиной ног. Седьмое — нажрать вес до 130 кг. Вроде, все. Если что вспомню, то напишу”.

В какой-то момент автору стали предлагать обратиться в ArmyLaw. Оказывается, уже три года эта фирма занимается тем, что помогает молодым людям не ходить в армию.

”Мне надо было помочь одному своему постоянному клиенту. Он занимался строительным бизнесом, 40 человек в подчинении. И он пожаловался: ”Военкомат меня дергает и дергает, надоело уже, надо что-нибудь сделать”. Тем более, у него была какая-то справка о болезни, — рассказывает юрист и владелец ArmyLaw Андрей Вестеринен. — Он сходил на медкомиссиию, решение вынесли не в его пользу. Подали заявление сначала в министерскую комиссию, потом жалобу в административный суд. Процесс длился полтора года. В принципе, про это дело суд забыл. А раз забыл, то и нам смысла не было напоминать. Военкомат тоже, в принципе, забыл. И в итоге получилось так, что через полтора года этому человеку исполнилось 28 лет, так что он вышел из призывного возраста”.

Потом к Андрею Вестеринену обратилось еще несколько знакомых по этому же вопросу. В итоге он стал заниматься этой деятельностью целенаправленно. По словам юриста, ничего противозаконного в ней нет.

Как не получить документы

”Мы не говорим человеку: ”Не хочешь идти в армию — хорошо, мы сделаем так, что ты туда не пойдешь”. Никакой гарантии мы никому не даем. Мы лишь пользуемся тем, что написано в законе, — объясняет юрист. — Бюрократия заключается в том, что до того, как молодого человека надо призвать в армию, надо оценить его здоровье. Чтобы оценить его здоровье, надо вызвать его на медицинскую комиссию. Чтобы вызвать его на медицинскую комиссию, надо доставить ему документы. А чтобы доставить ему документы, у Департамента оборонных ресурсов должны быть данные о том, где человек проживает, какой электронной почтой пользуется, по какому телефону отвечает”.

Вестеринен говорит, что в наше время очень много мошенничеств, когда кто-то пытается получить личные данные другого человека. Поэтому, если вы не уверены, что разговариваете по телефону с чиновником департамента, то не надо себя идентифицировать. Есть официальный канал связи, портал обмена публичной информацией, электронная почта…

”Чтобы доставить документы, Департамент оборонных ресурсов тоже должен проделать определенную работу. Документы должны доставить на тот адрес, который есть в Регистре народонаселения. А если человек переезжает за границу? Он, конечно, должен оповестить военкомат, и он оповещает: ”В настоящий момент я живу на замечательном острове Тенерифе, или в Королевстве Таиланда, или еще где-то”… И тогда, по идее, документы должны доставить именно туда. Но вопрос в том, будут ли они этим заниматься? Практика показывает следующее: как только человек меняет свои данные и начинает проживать за границей, военкомат пару раз, может быть, и отправит туда документы, но в конце концов про него забывает. А это как раз то, что нам нужно”, — заявляет юрист.

Он добавляет, что здесь есть тонкая грань — с одной стороны, нельзя обманывать, а с другой стороны, доказать, что молодой человек обманул департамент, очень сложно. Вестеринен объясняет, что помогает молодым людям вести бюрократию, чтобы им не были доставлены необходимые документы, которые обязывали бы их пройти медкомиссию.

”Чиновники любят говорить: ”Все согласно закону”. Мы берем зеркальное отображение принципов их работы и делаем то же самое в рамках закона, но уже с другой стороны. Так что юридически все корректно, — констатирует Андрей Вестеринен. — Законодательство, которое существует сейчас, несовершенно. Вопрос — будут ли чиновники из Министерства обороны и Департамента оборонных ресурсов усовершенствовать его? Если будут, значит, мы тоже усовершенствуем свои способы, чтобы выполнить определенные задачи”.

Непатриотично, но законно

Вестеринен добавляет, что здесь еще есть этический момент. Его не раз спрашивали, зачем он помогает молодым людям, если они просто могут платить штрафы.

”Но если они получают штрафы, у них возникают правоотношения с государством. А если они заключают договор с нами, до государства уже не доходит. Не доходит до штрафов, до санкций, до приостановления прав. Государство не может призвать конкретно этого человека в армию, но и наказать его не может, — отмечает юрист. — Кто-то считает, что я крайне непатриотично себя веду. Но для меня это просто коммерция. Если есть люди, которые не хотят идти в армию, и есть человек, который за деньги может помочь этим людям, почему нет?”

В фирме помогают также призывникам с реальными проблемами со здоровьем, которых медицинская комиссия необоснованно признает годными к службе в армии. Некоторых удается отстоять, а с теми, кого все равно признают здоровыми, несмотря на имеющийся недуг, используют бюрократию в доставке документов.

Андрей Вестеринен рассказывает, что сейчас с ним заключил договор 41 военнообязанный, а всего за три года получили консультации и другие услуги около 300 человек. Примерно 60% из них русские, 40% — эстонцы. Среднестатистический клиент ArmyLaw — это молодой человек 23–25 лет, у него есть определенные обязательства, есть карьерный рост, он работает, например, программистом.

”Один мой клиент объяснял так: ”Андрей, если я сейчас на 8 или 11 месяцев уйду служить, то я очень сильно отстану. И мне нужно будет уходить из этой компании, потому что, хоть законом это и предусмотрено, никто не хочет держать место в развивающейся фирме, — приводит пример юрист. — Или другой парень. Он отучился в мореходном училище, стал вторым помощником капитана. Ему предложили хороший контракт, его мечта исполняется. Стоит ему сейчас все бросить и уйти, он, конечно же, продолжит карьеру моряка, но не продолжит ее именно в этой компании, он упустит возможность”.

И мамы, и бабушки

Есть и такие, по словам Вестеринена, за которых мамы хлопочут. Причины бывают разные. Одни мамы просто переживают, другие считают, что их сын не справится с армией.

”Однажды ко мне пришла бабушка поговорить за внука. Я спросил, чем он занимается. Оказалось, не учится, не работает, ничем не занимается. И я посоветовал ему все-таки сходить в армию. Я тоже выбираю клиентов, — заявляет Андрей Вестеринен. — Я считаю, что служить надо, это нормальный процесс, когда мужчина после окончания школы или университета идет в армию. Тем более, наша армия — это хороший спортивный лагерь. Но сделайте службу для тех, кто реально хочет служить, а для тех, кто не хочет, сделайте обязательный курс молодого бойца три месяца. А дальше человек сам решит, хочет ли он продолжить военную карьеру”.

Помогают в ArmyLaw вернуться домой и солдатам, которые уже служат, но только тем, у кого действительно есть показания к освобождению от службы по здоровью, а не обычное нежелание служить. Однако не всегда получается решить вопрос оперативно.

”Был случай, когда парень по медицинским показаниям хотел быстрее уйти в резерв. Но тут сложная бюрократия. Когда человек находится на службе, он ограничен в своих правах, он ограничен в возможностях передвижения. Мы делаем запрос по его случаю и получаем ответ — да, ваш запрос будет обработан в течение 30 дней. Потом мы идем в административный суд, там тоже все происходит очень долго. Там получается ситуация наоборот. Если здесь мы затягиваем время путем законов, там они затягивают время путем законов. Так что, если молодой человек не хочет идти в армию, ему надо об этом подумать, когда он находится здесь”, — рекомендует Вестеринен.

Он вспоминает и другой случай: парень служил, у него были проблемы со здоровьем. По словам юриста, армейское командование пошло на принцип и отправило солдата на медкомиссию в последний день службы.

”Для меня как для юриста мы результатов добились — суд постановил отправить парня на медкомиссию, предоставить медицинское обеспечение. А для парня как для клиента результата нет, потому что это растянулось по времени и уже не имело смысла”, — объясняет Вестеринен.

Уклонения не распространены

Работа юриста на данном поприще уже привлекла внимание государства. Департамент оборонных ресурсов в 2017 году подал на него жалобу в Департамент защиты потребителя по факту нарушения Закона о рекламе, так как в своих объявлениях Андрей Вестеринен призывает молодых людей не ходить в армию.

Советник по связям с общественностью Департамента оборонных ресурсов Анне Освет говорит, что цель их ведомства — отправка молодых людей на прохождение военной службы в Силы обороны, чтобы те могли выполнить свои конституционные обязанности. Она добавляет, что уклонения от службы не слишком распространены, и с каждым годом в армию идет все больше женщин в качестве призывников-добровольцев.

Освет отмечает, что департамент довольно гибок в отношении военнообязанных и старается найти наиболее подходящее решение для обеих сторон, при этом неуклонно соблюдая закон.
”В то же время всегда есть молодые люди, которые не хотят выполнять свои обязанности по обороне страны и ищут способы уклониться от этого. Иногда такие молодые люди прибегают к помощи юридических консультантов, — констатирует представитель Департамента оборонных ресурсов. — ArmyLaw — это компания, которая как раз консультирует таких молодых людей. Наша жалоба в Департамент защиты потребителя и сообщение о нарушении Закона о рекламе несколько лет назад закончилась тем, что представителя ArmyLaw вызвали в Департамент защиты потребителя и сообщили о нарушении закона”.

Андрей Вестеринен объясняет, что на той встрече они сошлись на том, что юрист под каждой публикацией будет добавлять три пункта: согласно Конституции, у каждого есть право обратиться в суд, если он считает, что его права нарушены; у каждого мужчины, являющегося гражданином Эстонии, есть обязанность служить в армии; и каждый может обратиться с жалобой на решение медицинской комиссии. В 2019 году вызов в департамент повторился, но, по словам юриста, ему удалось доказать, что он ничего не нарушает.