Ирина утверждает, что холодильник и плита ей не нужны, а за ремонт она согласна ”снять” с долга 200 евро. Бывшие же жильцы Ирины заверяют, что она их терроризирует и шантажирует уже три года, не дает забрать вещи, и ничего они ей не должны. Идут ли оставленные нанимателями в съемной квартире вещи и сделанный ими ремонт в счет погашения долга и можно ли публиковать в интернете имена и фамилии тех, кто вам остался должен, выясняла ”МК-Эстония”.

Три года назад Ирина сдала квартиру внаем семейной паре. Как утверждает женщина, в квартире были недостатки, но пару они не смутили.

”Въехали, стали жить, — говорит Ирина. — Сделали небольшой ремонт — постелили линолеум, положили плитку на кухне. Но раствор и плитку покупала я, их только работа. Сделали там еще что-то по мелочи. За первые два месяца заплатили, потом полгода не платили вообще — ни за аренду, ни за коммуналку. Набежало 800 евро. Они писали мне расписки, что выплатят весь долг. Я верила. Они попросили меня увеличить им ТВ-пакет, чтобы было больше каналов. Я увеличила. Всю весну и лето от них не было ни копейки. За ТВ и коммуналку платить пришлось самой. В сентябре они вообще съехали, оставив в квартире свои личные вещи — якобы в счет погашения долга”.

Сколько стоит ремонт и техника?

Она отмечает, что за сделанный жильцами ремонта согласна ”скостить” им 200 евро.

”Но 600 евро пускай заплатят!” — стоит на своем Ирина.

Жильцы же, Спартак и Марина (имена изменены) говорят, что ремонт в квартире Ирины обошелся им в 600–650 евро вместе с работой.

”Мы поставили там унитаз — у нее даже толчка не было! Поменяли трубы в ванной и туалете. Постелили во всей квартире линолеум — у нее была старая гнилая папка. Плюс оставили в квартире свои холодильник, плиту и видеокамеру. Это еще 200 евро, — говорит Спартак. — Она не отдала нам эти вещи. И не дала времени нормально все собрать, пришлось уходить в спешке — вот и оставили. Плюс она не отдала тещины шторы. Так что мы ей ничего не должны”.

Спартак и Марина заверяют, что оставленные в квартире холодильник и плита были хоть и не новые, но в отличном состоянии.

”Да это б/у! — возмущается Ирина. — На холодильнике вмятины, испорчены полочки, да и плита с четырьмя конфорками давно уже не новье. Если их в счет долга продавать, можно выручить максимум 50 евро. Мне они не нужны. Пусть забирают”.

”Ну, конечно, — парируют бывшие жильцы. — Не нужны, ага. После нас у нее осталась квартира с ремонтом и техникой. А до нас квартира была в ужасном состоянии, полностью убитая и загаженная, там стояла маленькая плитка, а в кухне в раковине была грязная посуда. Ванну мы, когда въехали, чистили четыре дня. Вот такую квартиру она сдавала за 50 евро в месяц!”

Спартак и Марина говорят, что до них Ирина даже не брала залог за квартиру. А после стала брать — 200 евро.

”Так что после нас ее имущество стало лучше, и она стала получать с него больше денег, — говорит семейная пара. — Жильцам она стала говорить, что плита и холодильник — ее. Так что она с нас еще какие-то долги требует?”

Ирина же совершенно не согласна, что она осталась в плюсе: ”Ремонт был сделан в основном мною. Они лишь постелили б/у линолеум и положили плитку, которую я купила. Но от моего ремонта мало что осталось: обои были подраны их котом, линолеум поцарапан, испортили потолок. После них надо все опять приводить в порядок!”

Она убеждена, что жильцы ей остались должны и они, дескать, преднамеренно снимают разные квартиры, уже зная, что не смогут платить, осознанно наносят владельцам материальный ущерб, мошенничают, обманывают порядочных граждан и живут по полгода, ни за что не платя.

”Они многим должны, — говорит Ирина, — и постоянно приходили мне соответствующие письма на их имя. Чтобы предупредить других владельцев квартир, я написала о них в интернете. Но они пригрозили мне судом, и пришлось эту информацию о них удалить. А я просто хочу прекратить это их хождение по квартирам и обман людей. Раз они мне не заплатили и, похоже, ничего я с них уже не получу, то хоть других предупрежу”.

К слову, когда Марина узнала, что ”МК-Эстония” пишет о них статью, она пригрозила судом и газете.

”Это она погорячилась, — защищает жену более спокойный и вежливый Спартак. — Просто, понимаете, нас эта Ирина три года уже достает и все время требует деньги. У меня отец умер, так она пришла на отпевание и стала орать, требуя денег. Тещу, у которой мы живем, довела до микроинсульта тем, что постоянно пишет ей СМС. Пусть она оставит нас в покое!”

Нужно обо всем договариваться

Присяжный адвокат Advokaadibüroo Vindex Евгений Твердохлебов отмечает, что на самом деле все улучшения в сдаваемой внаем квартире должны производиться только с письменного согласия наймодателя.

”Если иначе, то у нанимателя не возникает денежного требования к наймодателю. И наниматель может забрать свои улучшения, если это не портит полученную в пользование вещь, — поясняет присяжный адвокат. — Если ремонт делается с письменного согласия наймодателя, то нужно сразу и оговорить стоимость работ. Если такого соглашения не было, то применяется среднерыночная цена”.

Что же касается мебели и техники, которую оставили в квартире, то ее, разъясняет присяжный адвокат, можно использовать как способ погашения задолженности, только если стороны договорились об этом. Естественно, стоит позаботиться о доказательствах, например, записать беседу на диктофон, оформить письменное соглашение или обсуждать все вопросы только путём переписки.

”Если же стороны не договорились о таком способе погашения задолженности, то наймодатель не обязан ничего продавать и имеет право требовать плату за хранение чужих вещей”, — подчеркивает Евгений Твердохлебов. Размер среднерыночных цен на услуги можно определить, например, по объявлениям.

”Также наймодатель в подобных ситуациях может воспользоваться и правом залога, то есть обратить взыскание на вещи, которые наниматель принёс в квартиру. Для реализации права залога можно продать вещи с аукциона и погасить долг за счёт вырученных средств. Лишние деньги нужно выплатить наймодателю”, — отмечает присяжный адвокат.

Что же касается опубликованной Ириной информации о ее жильцах в интернете, из-за которой они пригрозили ей судом за разглашение личных данных, то Евгений Твердохлебов отмечает, что его клиенты обычно заранее вписывают в договор согласие нанимателя на опубликование их имен и данных о долге в регистре должников в случае возникновения задолженности.

Важные обстоятельства

Инспекция по защите данных на вопрос, можно ли публиковать информацию о насоливших или задолжавших вам людях в интернете, сообщает, что это зависит от исходных обстоятельств и деталей.

”Повлиять на обстоятельства могут также предыдущие договоренности сторон по другим вопросам или сложные личные отношения, — поясняют в Инспекции. — Но что касается данных о задолженностях, то в общем дела обстоят так: если человек остался кому-то должен, то об этом можно сообщать другим, но должны быть соблюдены три условия”.

Первое — человек, о котором распространяют информацию, должен быть об этом предварительно уведомлен, а передача информации должна быть зарегистрирована в обзоре об обработке личных данных.

Второе — у получателя информации должен быть обоснованный интерес, к которому можно, например, отнести возможность быть предупрежденным о потенциально плохих сделках.

И третье — переданные данные не должны достичь тех, у кого нет в данной ситуации обоснованного интереса. То есть, публиковать их в интернете, где они могут быть доступны неограниченному количеству лиц, всем и каждому, все же нельзя.