Вопрос о нарушении прав человека, защите личных данных и просто об этической стороне часто решается уже постфактум. ”МК-Эстония” узнавала, что можно предпринять, если вы обнаружили, что вашу фотографию использовали без разрешения.

Ольга Васильева из Таллинна даже не подозревала, что стала ”героиней” детектива Александра Бушкова, пока знакомая не прислала ей фото книг на полках магазина.

”Мне позвонила подруга, которая живет в Питере. И сказала, что она зашла в книжный, а там на обложке книги мое лицо. Она прислала мне фотографии. Это был 2007 или 2006 год”, — вспоминает Ольга.

Ольга удивилась, но не стала сначала ничего предпринимать. Позднее выяснилось, что изображение девушки было использовано на обложках трех книг одного автора.

”И тогда я поинтересовалась у знакомых из России, можно ли что-то запросить через суд.

Но мне сказали, что вряд ли. Это будет затратно, а судиться с издательством еше и сложно. Художник всегда может сказать, что это всего лишь его фантазия, и то, что получилось похоже, просто совпадение. Делать экспертизу будет очень дорого. Ну, в общем, я и забросила это. Просто посмеялась и купила книги”, — рассказывает Ольга.

Но пару лет назад девушка все же решила связаться с художником-оформителем.

”Я написала ему, спросила. Он очень удивился. Сказал, что просто нашёл в интернете фото девушки с оружием и нарисовал его. Это и было мое фото”, — говорит Ольга.

На вопрос, похожа ли героиня детектива ”Бешеная”, ”Капкан для Бешеной” и ”Танец Бешеной” Дарья Шевчук на Ольгу, девушка отвечает, что это самая большая ее боль.

”Книжка очень третьесортная. И, конечно, мне бы не очень хотелось, чтобы меня ассоциировали с героиней автора книги. Девушка там чем-то похожа на меня: рыжая, хорошо стреляет, как и я. Это лестно. Но в остальном — так себе. Хотя, в общем, я к этому спокойно отнеслась”, — подытоживает девушка.

Этот случай не единственный, когда люди нежданно-негаданно видят свое лицо там, где его быть не должно, или по крайней мере, не должно быть без разрешения.

Мировые СМИ облетела новость о том, как житель Франции обнаружил фото своей ампутированной ноги на пачке сигарет. А жительница Великобритании увидела на сигаретах фото своего умершего деда. В обоих случаях находка была, мягко говоря, неожиданной и неприятной. Все пострадавшие обратились в Еврокомиссию.

Территориальные сложности

Что касается случая Ольги, то тут дело обстоит сложнее, так как затрагивает не только нормативы Эстонии и ЕС, но еще законы РФ.

”Подобные случаи регулируются правилами о защите личных данных. В ЕС такие правила содержатся в Общем регламенте по защите личных данных (GDPR). Личными считаются те данные, по которым можно идентифицировать человека. В данном случае, если даже учесть, что речь идет о рисунке, изображение девушки легко узнаваемо. Таким образом, мы имеем дело с личными данными, — объясняет адвокат бюро TRINITY Маарья Пильд. — Проблема заключается в том, что действие GDPR не распространяется на территорию России. В таком случае девушке придется решать проблему на основании российского законодательства”.

Адвокат добавляет, что если бы подобный случай произошел на территории Эстонии, у Ольги были бы следующие возможности: право на возражение, ”право на забвение” (удаление личных данных из общего доступа), право на возмещение ущерба, если она пострадала. В Эстонии Ольга могла бы обратиться бесплатно в Инспекцию по защите личных данных.

Инспекция затрудняется комментировать данный конкретный случай, также ссылаясь на то, что дело выходит за пределы ЕС и касается правовых регуляций РФ. Причем не только в части использования личных данных человека, но еще и авторского права на саму фотографию.

Говоря о местных законах, в Эстонии и ЕС действует правило, согласно которому человек должен иметь возможность проверить, как используются его личные данные. Это необходимо для того, чтобы свести к минимуму вторжение в частную жизнь. А где проходит эта граница, решают не только правовые акты, но и сам человек.

”Если мы говорим о фотографии на книге или пачке сигарет, то тут использование может быть только с согласия человека. Если фотография была представлена в виде рисунка, то это уже новое произведение. В зависимости от того, насколько много деталей в нем сохранилось от изначального изображения, зависит и степень вторжения в частную жизнь человека, изображенного на фото. Каждая ситуация рассматривается отдельно и зависит от многих деталей. В том числе и от того, как сам человек оценивает степень вторжения в его жизнь. Обобщать и говорить о том, как действовать в таких ситуациях, очень сложно”, — говорит специалист по связям с общественностью Инспекции по защите данных Сигне Хейберг.

Она добавляет, что, вероятно, фото на пачке сигарет сильнее затрагивает личную жизнь человека, чем фото на обложке книги. В таком случае человек может обратиться первым делом к предприятию, напечатавшему фото, и потребовать удалить изображения. Второй вариант — обращение в суд с таким же требованием.

”В последнем случае можно ходатайствовать о начальной правовой защите. Если суд одобрит ходатайство, фото может быть удалено уже к началу судебного процесса”, — добавляет Хейберг.

С позиции авторского права

Хейберг подчеркивает, что если из начального фото сделан рисунок, графика или любым другим способом изображение изменено, то остается непонятным, насколько можно говорить о защите личных данных. Возможно, речь уже должна идти о новом произведении и, следовательно, об авторских правах, что не входит в компетенцию Инспекции по защите личных данных.

Юрист Татьяна Калин уточняет, что даже если использование личных данных происходит за пределами Европейского союза, это не снимает обязанности получить согласие человека на использование его данных, в нашем случае фотографии.

”В случае таких нарушений следует обратиться к лицу, которое использует личные данные, с требованием их удаления. Если результат не будет достигнут, то в Инспекцию по защите личных данных Эстонии или в Европейский совет по защите данных”, — говорит Татьяна Калин.

Она также добавляет, что с 25 мая 2018 года вступили в силу постановление и директива Европейского Парламента и Совета, которые регулируют защиту физических лиц в связи с обработкой их персональных данных на территории ЕС. Эти урегулирования распространяются и на другие страны, которые занимаются обработкой персональных данных жителей ЕС.

С позиции же Закона об авторском праве Эстонии, фотография сама по себе является объектом охраны. А значит, ее использование без согласия автора — это нарушение авторских прав.

”В таком случае автор фото должен обратиться с претензией к нарушителю прав с требованием незамедлительно удалить изображение и выплатить авторское вознаграждение за период использования”, — объясняет юрист.

Татьяна Калин добавляет, что если сам человек заинтересован в использовании его изображения, то он может требовать заключения авторского договора. В договоре должна быть оговорена и выплата авторского вознаграждения, а также согласованы условия использования изображения, например, территория, количество экземпляров, срок действия и прочее.

Кстати говоря, Ольга Васильева добавила, что ее изображение также использовалось на обложке сборника переводных стихов и рассказов русских авторов, изданного в Аргентине.

”Но в этом случае мне написали, я специально делала фото для той книги. Это было по просьбе друзей. Поэтому никакого договора не было, я была согласна на использование за ”спасибо”, — добавляет Ольга.