"Я спросила продавца на эстонском, говорит ли она по-русски. Она ответила, что не говорит. Тогда я опять на эстонском спросила, есть ли кто-то, кто говорит. Продавец ответила, что нет. Я с улыбкой спросила, почему. На что получила ответ, что мы живем в Эстонии. Я сказала ей, пусть тогда на дверь повесят объявление, что русским не входить.

Это, конечно, унижение, по правде сказать. Продавец могла бы иначе ответить, что сейчас нет на месте говорящего на русском сотрудника, например. Я могла бы кое-как и на эстонском объясниться, но мне хотелось поговорить подробнее, получить консультацию, а на родном языке это сделать проще. Правильно ли это, что не обслуживают на русском в магазине?"

От редакции:

Согласно закону, в частном секторе каждый вправе сам устанавливать язык внутреннего общения, но при этом вся информация, касающаяся рабочих моментов, должна быть доступна на эстонском. Что касается работы с клиентами и предоставления информации, то работники частного сектора должны знать государственный язык на установленном законом уровне, но язык общения — дело договоренности. То есть отказать в обслуживании на эстонском никто не имеет права, а знать русский или английский язык — дело добровольное.