В почтовом ящике лежал толстый конверт. В нем были решения суда и бумаги от судебного исполнителя. Рудольф Иванович эстонским не владеет. Но когда ему перевели содержание документов, он ахнул: оказывается, в этом году был суд, о котором он не знал. И так как он вовремя суду не ответил, то судьи приняли заочное решение: пожилой человек должен освободить жилплощадь.

Этот конверт был от судебного исполнителя Элин Вилиппус. В присланных ею бумагах говорилось также, что Рудольф Иванович должен возместить собственной падчерице расходы на судебное производство — 700 евро. И освободить квартиру добровольно. Если не освободит — 28 ноября придет судебный исполнитель с помощниками и принудительно его выселит.

Добрыми делами вымощена дорога на улицу

Идти Рудольфу Ивановичу некуда. Много лет назад Рудольф Иванович Косолапов женился на женщине с тремя дочерьми. Воспитывал девочек как своих. Когда они подросли, и младшая, Валентина, захотела недвижимость в новом доме, она попросила продать те две квартиры, которые были у супругов, деньги отдать ей, а самим перебраться в ее квартиру.
Рудольф Иванович с женой решили, что молодые все же, надо помогать, и согласились.
”Это было в 2003 году, — рассказывает пенсионер. — Валя пришла к нам и сказала: так и так, мы — она с ее новым мужем — хотим купить квартиру в новом доме, на Кольде. Можете нам помочь? У нее была двухкомнатная квартира на Сыле, а у меня — квартира в Кийза, доставшаяся в наследство, плюс мы с супругой жили на Питерском шоссе. И она предложила квартиры в Кийза и на Питерском шоссе продать, деньги отдать ей, а самим переехать в ее квартиру на Сыле”.

Рудольф Иванович с женой согласились. Дочка обещала переоформить квартиру на Сыле на них. Но так и не переоформила.

”Мы переехали, деньги от продажи двух квартир отдали им, — рассказывает Рудольф Иванович. — Несколько раз мы с женой заводили разговор о том, чтобы она переписала все же недвижимость на Сыле на нас. Но дальше обещаний дело не шло”.

Годы шли, здоровье лучше не становилось, и супруга Рудольфа Ивановича слегла. Он ухаживал за ней, дочки особо не появлялись.

”Когда мать лежала при смерти, Валентина даже не появлялась, — рассказывает он. — В итоге помогали посторонние люди”.

Три года назад Мария Яковлевна умерла. Рудольф Иванович остался один. Говорит, что ему сложно — ноги почти не ходят, один глаз не видит. Но дочери жены, которых он воспитывал как своих и которым они всячески помогали, им даже не интересуются. Помогает ему с продуктами и уборкой бывший зять — первый муж сестры Валентины, Леонид, с которой они давно уже развелись.

А в начале февраля Валентина внезапно появилась на пороге без звонка.
”У нее были ключи от квартиры, — рассказывает Рудольф Иванович. — Зашла с какой-то другой женщиной. Ходят везде, смотрят, фотографируют. Они молчат, и я молчу. Потом так же молча ушли”.

Буквально на следующий же день появилось объявление о продаже двухкомнатной квартиры на Сыле, 37. Вторая женщина, как оказалось, была маклером.

”Самое печальное, — говорит Леонид, — что почти все документы о сделках купли-продажи пропали. А ключи от квартиры были только у Валентины. Перед смертью супруга дала ему папку с документами, сказала, что это его защита. Но потом эта папка пропала. Что там было — неизвестно”.

”МК-Эстония” тогда связалась с Валентиной, чтобы узнать, почему она решила так поступить. Но женщина ответила, что она не собирается ничего комментировать, и это — их личная жизнь.

Варианты и последствия

Известно, что Валентина пыталась выписать отчима из квартиры, но без решения суда, если это — единственное место жительства, это законным способом невозможно. Тогда она подала в суд.

”Любопытно, но ни одной бумаги из суда в почтовом ящике до октября не было! — подчеркивает Леонид. — Рудольф Иванович вообще из дома не выходит. А у Валентины есть ключи и от квартиры, и от почтового ящика. И не исключено, что она забирала эти бумаги, чтобы Рудольф Иванович не мог ответить суду. А получив решение, отправилась с ним к судебному исполнителю, который и выслал пакет документов”.

Как пенсионер, у которого пенсия немногим более 400 евро, будет выплачивать ”долг” и судебные издержки в 700 евро, большой вопрос. По словам Леонида, судебный исполнитель решил, что будет удерживать каждый месяц с его пенсии 80 евро.

”Но куда ему идти? — задается вопросом помощник. — На старости лет на улицу?”
Еще один важный нюанс: если выяснится, что ответчик на самом деле не получал бумаги из суда, то суд может восстановить дело и начать рассматривать его заново.

По словам пресс-секретаря Харьюского уездного суда Вийвики Сиплане, суд доставил бумаги о том, что против него есть иск, Рудольфу Ивановичу 19 августа этого года. Правда, не под подпись, а положив в почтовый ящик. И когда ответ к указанному сроку не поступил, вынес 26 сентября решение о выселении заочно.

”Ответчик может подать жалобу на это решение, если отсутствие ответа было вызвано важными причинами, — поясняет она возможности восстановления дела в суде. — Жалобу можно подать и если нет уважительных причин, если иск был доставлен ответчику или его представителю не лично под подпись и не электронным путем. На это есть 30 дней. На данный момент у суда нет данных касательно того, что заочное решение было ответчику доставлено”.

При подаче жалобы нужно уплатить кассацию — в данном случае, 150 евро. Или просить о государственной правовой помощи.

Но если Рудольф Иванович подаст в суд с просьбой восстановить дело, будет ли отсрочено выселение его при помощи судебного исполнителя, которое уже не за горами?

Представитель бюро судебного исполнителя Элин Вилиппус Cергей Вольф отмечает, что так как это решение суда подлежит незамедлительному исполнению, то нет.

”Подача ходатайства в суд сама по себе не может быть основанием для приостановления дела у судебного исполнителя, — подчеркивает он. — Сроки рассмотрения жалобы в суде точно не отрегулированы, и это может занять время. Но суд может до рассмотрения жалобы отдельным постановлением приостановить исполнительное производство, разрешить его продолжать только при наличии залога или вообще отменить процедуру (выселения — авт. ) И об этом стоит ходатайствовать при подаче жалобы (чтобы на время судебного производства хотя бы не выселяли — авт. )”.

Он добавляет, что если им предоставят решение суда о том, чтобы приостановить исполнительное производство (выселение), то они не будут принудительно выселять пенсионера. И если суд в итоге удовлетворит жалобу и дело восстановят, заочное решение суда будет нельзя исполнить, и нужно будет ждать нового.

Скверный оборот

В нашем э-государстве, где львиная доля информации поступает гражданам электронным путем, фактически любой человек без компьютера и электронной почты может оказаться в подобной ситуации.

Теперь, чтобы восстановить делопроизводство в суде, Рудольфу Ивановичу нужно идти к юристу, платить госпошлину и заниматься на старости лет многими доселе неизвестными ему процедурами.

П. С. Когда материал был уже готов, выяснилось, что в итоге дело приняло совсем нехороший оборот. За день до визита к юристу Рудольфу Ивановичу, имеющему кардиостимулятор и пережившему два инфаркта, от всех этих переживаний стало плохо с сердцем, и его положили в больницу.