После болезни мне оформили потерю трудоспособности, и, уволившись, я попала на биржу труда, то есть в Кассу по безработице. На бирже меня отправили на курсы мотивации. Но зачем меня мотивировать? В противном случае, сказали, отнимут пенсию 160 евро — я должна быть активной. Но у меня и так мотивации выше крыши — на 160 евро не проживешь!
Пошла на курсы, там много женщин с частичной трудоспособностью, все они получают пособие 130–150 евро. А на курсах за евроденьги нам рассказывают, что мы должны быть активны на рынке труда. В конечном итоге, приходя на биржу, мне каждый раз внушали, что я должна искать работу. Я нашла ее сама, устроилась уборщицей в больницу по знакомству. В отель не могу устроиться, потому что скорости нет.

От работы отправили на курсы, чтобы я убирала еще лучше, подняли мне зарплату. А дальше меня с этажа перекинули в отделение скорой помощи. Я пошла к начальству поговорить, что это для меня тяжело. А мне в ответ — ты прошла курсы, тебе дали ”корочки”, подняли зарплату почасовую, вот и переводим на сложный участок. Я на эти курсы не рвалась, меня послали. Уберите мне эту зарплату, потому что с этой работой я просто справиться не могу. Позвонила на биржу, там говорят, что я должна договариваться с работодателем. Но ведь в брошюрке написано, что кто-то помогает в решении проблем. Вот если бы я была слепая, глухая, тогда на помощь пришел бы человек с биржи — так мне ответили.

Получается, что я устраиваюсь работать на легкий труд, а потом меня переводят на непосильную мне работу, и все, что я могу сделать — это уволиться. Но я же старею, у меня болезни. На почте была та же ситуация — районы расширяются, перед праздниками нагрузка увеличивается, а работник все тот же продолжает работать. Полставки не дают, половину района тоже. Выход опять же — только уволиться.

Я не хочу снова уходить по собственному желанию, становиться на биржу, где мне будут повторять, что я должна найти работу, или у меня отнимут 160 евро пособия. Я могу работать, но никто не предлагает работу на полставки, посильную для меня.

К счастью, мой работодатель в больнице услышал меня. Пообещали перевести, как только появится место мне по силам. Вот читаю новости, что планируют решить проблемы людей с потерей трудоспособности — опять соберутся, будут пить кофе и говорить о том, как работодатель должен брать нас на работу, потому что мы ему выгодны. Но те женщины, с которыми я ходила на курсы, все говорят, что нет нормальной работы. То, что дают — это полная нагрузка за копейки. Никакой работодатель не берет в расчет состояние здоровья работника: или работай, или увольняйся. Не надо курсов за евроденьги, не надо дополнительного отпуска — пусть бы только в законе прописали, что людям с потерей трудоспособности нельзя давать полную нагрузку, как здоровому человеку.