Ученые Левенского университета Бельгии в июле опубликовали результаты исследования влияния Брексита на Евросоюз. Если верить их данным, ЕС совокупно потеряет 41 млрд евро в случае так называемого мягкого, или договорного Брексита и 169 млрд евро в случае жесткого Брексита. Больше всего пострадают Мальта, Ирландия, сама Великобритания, Нидерланды и Бельгия. Эстония с Румынией, Болгарией, Грецией, Хорватией и Австрией хоть и понесут меньшие потери, но последствия нас тоже затронут.

Ученые прогнозируют, что в случае жесткого Брексита около 1,2 млн людей в Евросоюзе потеряют рабочие места, 2710 из них, или 0,45% от общего числа, — в Эстонии. Для нашей страны это огромная цифра.

Да и в случае мягкого Брексита она будет велика: согласно предположению ученых, при таком раскладе без работы в Эстонии может остаться 670 человек.

Согласны с исследованием


”В целом результаты этого исследования соответствуют сведениям Министерства финансов о том, что влияние ухода Великобритании из ЕС на Эстонию из-за ее относительно умеренной доли торговли меньше, чем в среднем по ЕС, — комментирует главный специалист отдела коммуникации Министерства финансов Отт Хейнапуу. — Влияние выхода Великобритании из Евросоюза на эстонскую экономику невелико и проявляется главным образом через внешнюю торговлю. На Соединенное Королевство в прошлом году приходилось 2,2% экспорта Эстонии и 2,6% импорта”.

Основными статьями экспорта Эстонии в Британию являются древесина и изделия из нее, мебель и деревянные дома, а также электрические машины и электрооборудование. Все в сумме — почти 60% вывозимых туда товаров.

”Если после выхода из Евросоюза в Великобритании будут введены таможенные пошлины на импорт из ЕС, эта деятельность будет в некоторой степени затронута”, — поясняет Хейнапуу.

Представитель министерства отмечает, что косвенное негативное влияние через увеличение неуверенности частично уже реализовалось, в том числе из-за ухудшения экономического роста государств, более тесно связанных с Великобританией.

Работа под вопросом


Доктор экономических наук Владимир Вайнгорт не видит оснований полностью доверять результатам бельгийского исследования, потому что сложно определить, откуда взяты те или иные цифры.

”Ученые точно не анализировали экономику малых стран, скорее всего, вычисляли доли пропорционально, опираясь на более крупные государства, — полагает экономист. — Сегодня рынок труда открыт. Многие жители Эстонии работают в Великобритании. Если бы знать точно, что означают жесткий и договорный Брексит в этом отношении — будет ли Великобритания требовать визы, рабочие визы, оформления разрешения на работу… Сегодня нигде об этом не говорится, и это единственная серьезная проблема для Эстонии, связанная с Брекситом. Так что пока можно говорить только о том, что проблемы возникнут у тех, кто работает или рассчитывает работать в Великобритании”.

Если Великобритания выходит из состава ЕС без договоренностей о таможенных правилах для товаров и услуг, то в маленьком проценте эстонского экспорта, отмечает второй важный аспект Владимир Вайнгорт, тоже могут возникнуть какие-то проблемы. Однако, по словам экономиста, они будут незначительными.

”Да, можно говорить о кумулятивном эффекте. Например, мы что-то поставляем в Финляндию или в Латвию, а они, в свою очередь, поставляют что-то в Великобританию. И если у них обвалятся поставки в Великобританию, то, может быть, обвалятся наши поставки им, — добавляет Вайнгорт. — Но этих цепочек никто не знает, поэтому здесь нельзя говорить о каких-то конкретных цифрах”.

Три аспекта


Доктор экономических наук Ханон Барабанер считает, что сегодня очень трудно оценить все последствия Брексита, можно говорить лишь о том, что они будут значительными как для самой Великобритании, так и для Евросоюза.

”Пока мало оснований обсуждать детали. Мы сегодня не знаем, как реализуется Брексит. Есть несколько вариантов его реализации. Первый — это когда обговариваются все последствия, выстраиваются всевозможные отношения, начиная от пограничных и заканчивая валютной системой и т. д. Второй вариант — когда договоренность не достигается. А к этому, по-видимому, сейчас и идет, так как новый премьер-министр Британии говорит, что Брексит состоится в ноябре в любом случае, будут оговорены условия или нет”, — поясняет Барабанер.

Он тоже приводит пример с пошлинами и налогами: достаточно большое количество продукции производится у нас и реализуется в Великобритании в условиях, когда мы являемся единым экономическим пространством. А после Брексита вся продукция, которая будет поступать туда, будет облагаться дополнительными налогами.

”Это значит, что она станет менее конкурентоспособной. Таким образом, доля эстонских товаров в Англии уменьшится”, — поясняет экономист.
То же самое, по его словам, будет относиться и к товарам, которые в большом количестве поступают в Эстонию из Великобритании. И они будут облагаться дополнительной налоговой нагрузкой.

”В-третьих, остается вопрос передвижения. Сегодня оно по всему пространству ЕС безвизовое. Я вспоминаю старые времена, когда на каждой границе приходилось простаивать, отмечаться. Сегодня этого нет, можно сесть в машину в Таллинне и совершенно спокойно проехать всю Европу, доехать до Лондона или Глазго. Как будет потом, неизвестно, — говорит Ханон Барабанер. — Эти три момента определенно точно скажутся на Эстонии и ее жителях”.

Маленькая страна


Председатель экономической комиссии Рийгикогу Свен Сестер отмечает, что в результате Брексита Евросоюз покидает сильная в потребительском отношении страна с населением 66 млн человек. Так что это окажет серьезное влияние на все страны-члены ЕС.

”Как и отражено в исследовании, есть разница, покинет ли Великобритания ЕС на договорной основе или без договора. Новый премьер-министр выразил готовность сделать это без договора, хотя консерваторы в этом отношении четко разделились, — комментирует ситуацию политик. — Если мы рассмотрим экономическое влияние на Эстонию, оно может показаться незначительным и произойдет в основном во внешней торговле. Но мы должны учитывать, что Эстония маленькая страна, и поэтому на нас влияют изменения, происходящие на мировом рынке и в Евросоюзе. Следовательно, необходимо учитывать косвенное влияние”.

Некоторые из косвенных негативных последствий, по словам Сестера, уже произошли, прежде всего, из-за возросшей неопределенности и замедления экономического роста в странах с более тесными экономическими отношениями с Великобританий. Это повлияло также на Эстонию.

”Влияние Брексита ощущается эстонскими компаниями через рынки Швеции, Финляндии, Латвии и Литвы, поскольку Великобритания имеет более тесные экономические отношения с этими странами. Рассматривая картину в общем, не стоит забывать о тех эстонских компаниях, которые ориентированы на британский рынок, так как на них уход Великобритании скажется сильнее всего — обращает внимание Свен Сестер.

Если говорить о рынке труда, то, по его словам, с потерей 2000 рабочих мест экономика Эстонии сможет справиться.

”Наша трудовая занятость на данный момент находится на рекордном уровне, а спрос на рабочую силу высок. Со стороны государства, мы должны обеспечить предоставление консультаций и поддержки людям и предприятиям, чтобы работник и работодатель могли найти друг друга”, — говорит политик.