Заместитель лидера Эстонской консервативной народной партии (EKRE) Мартин Хельме довольно радикально высказался в отношении как женщин, решающихся прервать беременность, так и врачей-гинекологов, проводящих эти операции. Он предложил не оплачивать больше аборты из бюджета Больничной кассы и в то же время выделять больше денег на консультации, цель которых — убедить будущих родителей оставить ребенка.

Мужчины решают за женщин

Несмотря на то, что слова Хельме получили большой отклик несогласных с его мнением, позиция эта не нова, EKRE не первый год ратует за запрет абортов как важный инструмент повышения рождаемости.

”Речь идет о самой омерзительной и ужасной практике, которая очень распространена в мире и, к сожалению, в Эстонии. По сути, родители ребенка и врачи участвуют в том, чтобы разорвать маленького живого человека на куски и через трубку высосать его из чрева матери и поместить в банку. В моральном смысле речь идет об убийстве человека, причем самого беспомощного и незащищенного — нерожденного ребенка”, — говорил Мартин Хельме два года назад.

Такая позиция вызывает возмущение у многих женщин, которых в теории касается этот вопрос. Феминистка Ника Калантар два раза принимала участие в пикетах у Дома Стенбока против коалиции с EKRE и планирует новые акции в этой связи. Тема абортов — лишь одна из прочих позиций партии, с которой не согласны протестующие.

”Во-первых, абортов у нас делают мало, и их число само сокращается, потому что есть методы и полегче, — приводит аргументы феминистка. — Во-вторых, теперь они (EKRE — прим.ред.) утверждают, что запрещать аборты не будут, но финансирование абортов надо перевести в ”консультации”. И эти консультации мы знаем. Это то, как в Америке заставляют женщин проходить ультразвук, чтобы они видели так называемый плод и им становилось стыдно. Причем между абортом и ультразвуком должен пройти день или два, чтобы было совсем некомфортно”.

Ника Калантар придерживается мнения, что никто не имеет права требовать от человека ни кровь, ни почку, ни то, чтобы женщина давала кому-нибудь пользоваться своим телом 24/7 в течение почти девяти месяцев.

”Я могу тебе отдать почку, но это должен быть на 100% мой выбор, — считает девушка. — Я с Моникой Хельме на эту тему летом дискутировала, и там страшные позиции были. Для них разницы нет, что эмбрион, что пятилетний ребенок. Да и вообще, горстка мужиков выступает на тему женского здоровья!”

Рожать стали больше

Один из доводов феминистки подтверждает и статистика. За 15 лет количество абортов в Эстонии значительно сократилось. Если в 2004 году беременность прервали почти 8300 женщин, то к 2018 году это число сократилось до 3091, то есть количество абортов за эти годы уменьшилось больше чем в два с половиной раза. Эти данные учитывают всех застрахованных Больничной кассой пациенток, которые делали аборт по собственному желанию или по медицинским показателям.

На сегодняшний день каждая застрахованная в Больничной кассе жительница Эстонии может сделать аборт, оплатив самостоятельно его только частично. Как поясняет пресс-секретарь учреждения Маргарита Купченкова, Больничная касса берет на себя обязательство оплачивать услуги, включенные в перечень медицинских услуг. В этом списке есть две категории аборта по собственному желанию: медикаментозный и хирургический. Цены на них составляют 35,34 евро за медикаментозный аборт и 136,08 евро за хирургический. Женщина должна сама оплатить 50% и 30% от этих сумм соответственно. Аборт по медицинским показаниям по страховке проводится бесплатно.

При отсутствии страхования Больничной кассы необходимо заплатить за аборт полную стоимость. Также необходимо оплатить предшествующий процедуре визит к врачу, анализы, ультразвуковое исследование и повторный контроль после прерывания беременности. Стоит отметить, что у нас в стране девушка с 16 лет имеет право самостоятельно принимать решение об аборте, не оповещая семью об этом.

Что касается рождаемости, за которую переживают в EKRE, она колеблется год от года, но в последнее время все же растет. В 2017 году в Эстонии появилось на свет 13 630 малышей, а в прошлом — 14 270. Но если, например, в 2004 году 52,7% беременностей заканчивались родами, а 37,8% абортами, то в 2017 году это соотношение составило 70% к 20,6%.
Гинеколог Людмила Иващенко в профессии уже много лет. И она считает, что запрещать женщинам делать аборт категорически нельзя.

”Этот этап в нашей стране уже пройден, и ничего хорошего от этого запрета не было. Женщины делали аборты нелегально, потом у них было много осложнений, случались и летальные исходы. Если ребенок не запланирован, и он точно не нужен, женщина будет искать возможности прервать эту беременность, — констатирует Иващенко. — Есть другие страны, где аборты разрешены, можно поехать туда”.

Аборт без последствий

Другое дело, говорит гинеколог, что сейчас и смысла нет накладывать какие-либо запреты или ограничения на аборты, так как сейчас их количество резко сократилось.

”Сейчас прекрасные способы контрацепции, женщины уже научились планировать свою беременность. Я работаю очень много лет и могу точно сказать, что в этом вопросе у нас положительная динамика, — заявляет врач. — Сейчас все знают, что аборт — не лучшее решение. И если женщина решается на него, то либо сейчас для нее рождение ребенка очень неуместно в плане экономической ситуации в семье, или это какие-то заболевания, которые сначала нужно вылечить”.

Гинеколог объясняет, что не все болезни являются показанием к аборту. Однако есть заболевания, которые сначала все-таки следует вылечить, а потом думать о родах. Людмила Иващенко приводит пример. Женщина забеременела, тут же она заболела, например, пневмонией, и ей пришлось провести приличный курс антибиотиков. Или женщина не знала, что забеременела, и на раннем сроке в организм попало что-то токсичное.

”Зачем ей рожать такого ребенка? Естественно, это риск. Женщина может прервать беременность, и в будущем запланировать здоровую беременность, подготовив свой организм. Нам ведь не нужны нездоровые дети, когда в государстве нет соответствующей системы поддержки для них, — резонно замечает врач. — Любое насилие над желанием женщины нехорошо. Женщина сама должна принимать решение хотя бы потому, что именно ей вынашивать, рожать и воспитывать, кормить, обучать ребенка. И именно она должна принимать решение, может она себе это позволить или нет”.

Сейчас, по словам гинеколога, и последствия аборта для женщин не представляют опасности. После этого женщины успешно беременеют и рожают. Если раньше, вспоминает доктор, была статистика ВОЗ, что каждая шестая после аборта остается бесплодной, сейчас это неактуально.

”Сегодня довольно щадящие методы прерывания беременности. Пришла девочка 13–14 лет, она забеременела. Как мы можем заставить ее рожать? У нее ни материальной основы нет, ни партнера, она психологически и физически не готова, это произошло случайно. Для этого есть щадящее прерывание беременности, медикаментозное, в ходе которого не травмируется слизистая матки. Конечно, будет гормональный сбой, но вскоре организм восстановится. Сейчас вообще нет таких абортов, как были раньше. Делают вакуумные, они тоже щадящие. Аборты проводятся опытными гинекологами, никаких опасных для женщины последствий не будет”, — добавляет доктор.

Возраст — вопрос второстепенный

Помимо объективных доводов о здоровье женщины, немаловажную роль играет и моральный аспект. В этом смысле для многих русских имеет значение, какое отношение к абортам существует в православном мире. Считается ли решение женщины ее правом с точки зрения православной веры или нет?

”Тема аборта относится к тем темам, которые следует рассматривать целиком. Если говорить о беременности, то следует четко сказать, что зародыш — это самая ранняя стадия развития человека. ”Зародыш” равно ”человек”, при том, новый человек со своей уникальной ДНК, — комментирует вопрос протоиерей Даниил Леписк. — Человек проходит через эту стадию, находясь в утробе матери. Стадии развития зародыша общеизвестны, мы имеем представление, когда формируются разные органы, собственное кровообращение и т. д. Таким образом, говоря об аборте, мы должны говорить о прекращении чьей-то жизни. Вопрос о возрасте этой жизни — это уже второстепенный вопрос”.

Отец Даниил Леписк добавляет, что на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви 2000 года был принят документ, который называется ”Основы Социальной концепции”. По поводу аборта там сказано следующее (XII.2.): ”С древнейших времен Церковь рассматривает намеренное прерывание беременности (аборт) как тяжкий грех. Канонические правила приравнивают аборт к убийству. В основе такой оценки лежит убежденность в том, что зарождение человеческого существа является даром Божиим, поэтому с момента зачатия всякое посягательство на жизнь будущей человеческой личности преступно”.

”С древнейших времен и до сего дня эта позиция Церкви не изменилась. Более сложным является вопрос, как поступать тогда, когда будет явная угроза жизни матери. Здесь многое зависит от отношения к жизни будущей матери и ее близких, — отмечает протоиерей. — Но в нынешней вспыхнувшей полемике в Эстонии об этих вопросах не говорится. Вопрос возник именно о тех случаях, когда нет медицинских показаний к аборту. Будущая мать, а также будущий отец должны четко знать, на что они согласятся, при ”прерывании беременности”. У врачей должен оставаться выбор поступать в таких случаях по совести и не участвовать в этих операциях”.