Электроэнергия является специфическим товаром. Его нельзя взять про запас, отложить в сторону или поторговаться о цене, надо сразу потребить или отказаться.

Это не товар с ценой, как в супермаркете, здесь все меняется каждый час. Если поставщик выбран, то просто ”приобрести товар” нельзя, потребитель должен соответствовать конкретным техническим критериям. Лучше или хуже быть не может, только полное соответствие.

Потребители и производители осуществляют совместную работу через сеть, которая обязана соответствовать важным критериям — не иметь потерь сверх нормы, располагать резервом и быть устойчивой к внешним воздействиям. Незримо от нас осуществляется координация многих процессов, решаются большие и малые технических проблемы.

0,1 — уже слишком много

Из школьной программы известно, что электрическая мощность — это сила тока, умноженная на напряжение, но для переменного тока есть и другие параметры, и важнейший из них — частота (у нас это 50 Герц). Если быстро меняется нагрузка, то надо реагировать на это, не нарушая закон сохранения энергии. И тогда возникает ситуация падения частоты при неподготовленном увеличении нагрузки и наоборот.

Отклонение частоты сети на 0,1 Герц — это уже большая проблема, а большее отклонение — авария с разбалансированием системы на несколько дней. Мизерные изменения компенсируют системы регулирования генераторов-турбин, а существенные должны происходить по строго согласованным графикам, как правило, за день-два.

Чрезвычайно важно быть присоединенным к системе с большим резервом мощности, для которой твои возможные изменения потребления несущественны. Если встает вопрос об изменении конфигурации сети и принципов синхронизации целого региона, то проблем на порядок больше.

О легендах и шаблонах

Среди русскоязычных жителей Эстонии бытует мнение, что отсоединение от российской ЕЭС — это какое-то экономически невыгодное решение, означающее отказ от дешевой российской энергии.

Разорву шаблон: Эстония не потребляет энергию с востока, ни дешевую, ни дорогую, обеспечивая энергией себя в полном объеме самостоятельно. Мы единственная страна Балтии с положительным энергобалансом.

Эта информация разрывает и другой шаблон: морские кабели Estlink‑ 1 и Estlink‑ 2 нанесли ущерб собственной генерации. В 2018 году произведено на 18 процентов сверх потребления, транзит скандинавской энергии составил 30 процентов от уровня генерации.

Руководитель пресс-службы Elering Айн Кестер подтверждает наилучшие позиции Эстонии на рынке энергии стран Балтии, хотя при этом говорит, что импорт сам по себе не проблема, и приводит пример Финляндии.

Айн Кестер подчеркивает важность принятия решений по строительству новых мощностей только на рыночной основе. Заметим, что в связи с отказом от сланцевой энергетики к 2030 году этот вопрос может встать на повестку дня.

Как дела у соседей?

Непростое положение с энергетикой в Литве, где закрытие Игналинской АЭС пробило гигантскую брешь в энергобалансе страны: в 2018 году импорт составил 80 процентов, а небольшая местная генерация — к несчастью, на газе. В 2018 году Литва достигла рекордного с 1992 года потребления, а генерация уменьшилась на 16,7 процента по сравнению с 2017 годом.

Энергию Литва импортирует из Скандинавии, по морскому кабелю из Швеции (Nordbalt появился в 2014 году) и транзитом через Латвию и Эстонию. Некоторое количество приходит через кабель Litpol через Польшу.

Отказ от совместной работы стран Балтии с российской ЕЭС предполагает серьезное развитие польского транзитного коридора. Но все-таки в значительной степени Литва зависит от России и Белоруссии, откуда импортирует более трети необходимой энергии. Часто упоминаемое энергокольцо БРЭЛЛ (Белоруссия, Россия, Эстония, Литва, Латвия) в основном ”закручено” вокруг Литвы.

У латышей ситуация, на первый взгляд, гораздо лучше. Наши южные соседи импортировали в 2018 году лишь 12 процентов энергии. Но их энергобаланс очень уязвим, ведь львиная доля энергии (75 процентов в 2017 году) производится гидроэлектростанциями. Это сезонный вид энергии, в отдельные периоды объем существенно уменьшается, и на первый план выходит большая неприятность — остальная генерация базируется на газе, по большей части российском.

Вместе с Европой

Как же будет выглядеть на практике переход на синхронную работу с энергосистемой Европы?

Первым этапом должно стать строительство дополнительных линий электропередач (ЛЭП) с севера на юг для обеспечения меньшей зависимости от России (в Эстонии и Латвии этот процесс уже идет полным ходом).

Второй этап — создание возможности устойчивой работы энергосистем отдельных стран на случай внешних отключений. Эстония и это уже выполнила. Энергобаланс позволяет не зависеть от энергии извне, резервные мощности имеются, надо лишь инвестировать в улучшение управления системой и ждать соседей. После их готовности по этим пунктам надо убедиться в стабильности транзита.

Объединение с континентальной Европой руководитель пресс-службы Elering Айн Кестер считает по большей части проектом энергобезопасности, ведь Эстония станет относиться к электросистеме государств, разделяющих те же ценности. С другой стороны, мы относимся к ЕС и ведем торговлю в области энергетики по общим нормам, поэтому в техническом смысле Эстонии логично тоже быть соединенной с Европой.

Синхронизация перешла в практическую фазу

Примерно такие заголовки были недавно в СМИ стран Балтии. Но в связи с объявленным 5 февраля текущего года отказе от пробного отключения от России придется поставить в конце заголовка знак вопроса.

Не исключено, что не все было готово на 100 процентов, и руководители энергосистем Балтийских стран оценили риски неудачного исхода: разбалансирования транзита энергии между странами на многие часы, перебои с электроснабжением крупных потребителей. Формальной же причиной представителями сетевых компаний Латвии и Эстонии было названо проведение аналогичного испытания в Калининградской области.

При этом практическая работа продолжается, и ЕС объявил, что выделяет 320 миллионов евро на первый этап синхронизации (три четверти всех затрат). Латвия совместно с Эстонией строит дополнительную линию для увеличения транзита. Идет работа по более интенсивному использованию сжиженного газа через терминал в Клайпеде.

РФ тоже предпринимает практические шаги в связи с перспективой отсоединения Балтийских государств — наращивает собственную генерацию в Калининградской области.

Из ответов Айна Кестера из компании Elering стало ясно, что в части резервов Эстония уже давно готова работать без ЕЭС России, в Литве и Латвии тоже делаются шаги в этом направлении, а при точном расчете целесо-
образности сохранения соединения с Россией надо учитывать, что срок службы связанных с этим ЛЭП подходил к концу и была неизбежна реконструкция. В сумме, по мнению представителя Elering, соединение с континентальной Европой обойдется дешевле.

Психологические и политические моменты

Наверняка выражу мысли всех местных энергетиков-”системщиков”: отсоединение от РФ будет окончанием определенного этапа в жизни эстонской энергетики, в котором было много позитивного. Образование, полученное на основе опыта и научных достижений страны, ”обреченной” иметь самую большую по объему и протяженности энергосистему в мире, не имеет цены (ЛЭП с самым высоким напряжением 1 150 000 вольт построена в СССР).

Не сомневаюсь, что специалисты из Эстонии будут успешно работать с европейскими коллегами именно благодаря этому опыту. У европейских коллег тоже будет чему поучиться, например, эксплуатации последних достижений в области автоматизации.
Но и мы их наверняка чему-то тоже можем научить. Речь идет о сложном, очень ответственном процессе, и пройдет некоторое время, прежде чем появится полное взаимопонимание с новыми коллегами.