В Министерстве социальных дел, которое и курирует сферу пенсий, отмечают, что преимущества эстонской пенсионной системы — в том, что она, как и во многих европейских государствах, базируется на трех ступенях.

”Но нужно больше обращать внимание на третью ступень и мотивировать работодателей делать туда взносы за своих работников, — подчеркивает руководитель по пенсионной политике отдела социального страхования Министерства социальных дел Кристийна Сельгис. — Один из принципов нашей системы — универсальность. То есть всем жителям обеспечена пенсия на равных условиях. Мужчины и женщины уходят на пенсию в одинаковом возрасте, и у тех и других есть право на льготы за воспитание детей и право на досрочную пенсию”.

Еще один из плюсов — можно работать и получать пенсию. Хотя в некоторых других государствах нельзя, поэтому пенсионеры там редко трудоустроены. Также с пенсии не нужно платить социальный налог и другие налоги для работающих людей, а пенсия в размере до 500 евро не облагается подоходным налогом вообще.

Плюсы и минусы

Проблемный же момент, на взгляд Минсоцдел, — возможность уйти на досрочную пенсию. Да, за последние годы избавились от спецпенсий (для членов Рийгикогу, судей, прокуроров, кайтселийтчиков и прочих). Но нужно реформировать также и ситуацию с сотнями других профессий, где тоже можно выйти досрочно на пенсию и по выслуге лет (например, для балерин, летчиков, моряков).

”Чтобы люди могли получать пенсию, равную средней зарплате, нужно вкладывать в систему намного больше денег, чем сейчас, — подчеркивает Кристийна Сельгис. — Или же сильно отодвинуть возраст выхода на пенсию. Помочь могли бы личные накопления и инвестиции людей. Если мы на протяжении 40 лет будем откладывать на пенсию порядка 20% своей зарплаты, а на пенсии будем около 20 лет, то мы будем получать пенсию в размере 40% от своего оклада. Если хотим пенсию, которая равна зарплате, то нужно в течение 40 лет откладывать 50% оклада, платить налоги в размере 25% и на пенсии быть всего 10 лет”.

Проблема же заключается в том, что с первой ступенью не все так просто, и мы не откладываем на свою пенсию, а платим пенсию нынешним пенсионерам. На пенсии влияет сильно демография и экономика, нам пенсию будут платить наши дети и внуки, и если детей в Эстонии будет мало, то и пенсии будут небольшими.

Руководитель отдела развития бизнеса AS SEB Varahaldus Пеэтер Шамардин считает, что преимущества эстонской пенсионной системы — наличие второй ступени и льготы третьей. Он считает, что рост наших пенсий вполне нормален, но в долгосрочной перспективе рост покупательной способности — под знаком вопроса.

”Причина — стареющее население, то есть тех, кто получает пенсии, становится все больше, а тех, кто платит эти пенсии (то есть работающее население), — все меньше. Другими словами, система государственных пенсий по старости подвержена демографическому риску, и в будущем тех, кто работает, будет еще меньше, а тех, кто на пенсии, еще больше, — разъясняет специалист. — Вторая ступень нашей пенсионной системы, обязательная накопительная пенсия, не подвержена демографическому риску, но тут возникает другой риск — инвестиционный. Сейчас во второй ступени — около 4 млрд евро, и чем больше эта сумма, тем больше и политический риск. Что законодатели в погоне за голосами и рейтингом примут решения, которые повредят второй ступени и усугубят проблему”.

Нужна ли вторая ступень?

Сейчас много говорят также о том, нужна ли вторая пенсионная ступень и не лучше ли от нее отказаться вообще? Однако руководитель инвестиционных фондов Swedbank Кристьян Тамла отмечает, что для подавляющего большинства людей вторая ступень — единственный способ копить деньги в долгосрочной перспективе.

”Учитывая, что у большинства жителей Эстонии привычки инвестировать скорее отсутствуют, а привычка копить еще довольно несформировавшаяся, отказ от второй пенсионной ступени спровоцирует ситуацию, когда львиная доля жителей Эстонии попадет в будущем в сложную ситуацию”, — подчеркивает специалист.

Он добавляет, что во всех развитых европейских странах, где также борются с проблемой старения населения, сейчас раздумывают о том, как увеличить накопления в пенсионную систему, а не о том, как их уменьшить. Так что, советует специалист, сейчас нужно больше думать о том, как развить культуру жителей Эстонии и приучить их к тому, чтобы они копили деньги, а также создать для этого наилучшие условия.

Руководитель отдела развития бизнеса AS SEB Varahaldus Пеэтер Шамардин отмечает, что если спросить у людей, хотят ли они и дальше копить во вторую ступень или же получить эти деньги сейчас, то большинство выберет ”здесь и сейчас”. При этом для очень многих — это единственные и самые большие их накопления.

”Почему же ”добрые” политики хотят раздать накопления второй ступени народу? — рассуждает Шамардин. — Бесплатных обедов не бывает. И какую цену мы за это заплатим? Насколько повысятся налоги? Какими будут пенсии? И сколько мы вообще получим потом из второй ступени? А в чем выиграют те, кто сейчас поддерживает эту идею? И каким будет похмелье, когда деньги закончатся?”

Он проводит параллель с трехлетним ребенком, которому дают новогодний подарок, а он съедает все конфеты сразу, и потом у него болит живот.

В Министерстве финансов отмечают, что в долгосрочной перспективе именно вторая ступень системы и поможет через несколько десятков лет снизить существенную разницу между зарплатами и пенсиями. Но для этого и доходность фондов должна быть выше. И сейчас государство пытается решить эту проблему.

Если же не будет второй ступени, то государству придется существенно пересмотреть и первую ступень, и больше оно уже не сможет гарантировать 40% от средней зарплаты. Придется, видимо, смириться с 30%, но даже это зависит от того, как договорятся политики и общество.

Доходность фондов

Руководитель инвестиционных фондов Swedbank Кристьян Тамла говорит, что если сравнить доходность наших пенсионных фондов с зарубежными, то мы скорее среди отстающих.

”Таковы данные Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), — подчеркивает специалист. — В то же время доходность пенсионных фондов Финляндии за последние шесть лет, рассматриваемых в рапорте ОЭСР, опережала показатели эстонских фондов на 19 процентных пунктов (47,4% против 27,6%)”.

Он добавляет, что сравнивать фонды на самом деле нелегко. Ведь пенсионные системы в странах — не одинаковы, и сравнивать следует доходность фондов с похожим уровнем риска. То есть нет смысла сравнивать более рисковые, но позволяющие в длительной перспективе демонстрировать большую доходность фонды акций со значительно более стабильными в краткосрочной перспективе фондами облигаций, которые имеют меньшую доходность.

Нельзя также забывать, что в предложенном ОЭСР сравнении были скопом представлены результаты всех пенсионных фондов Финляндии и Эстонии, независимо от инвестиционного профиля фонда и разницы в государственном законодательстве, регулирующем данную сферу. Например, в Эстонии закон разрешает управлять четырьмя пенсионными фондами второй ступени с разной степенью риска. Из них только агрессивные и прогрессивные фонды по уровням риска сравнимы с финскими фондами.

Если принять за основу уровень риска фондов, то финские пенсионные фонды располагаются между эстонскими агрессивными и прогрессивными фондами II ступени. При этом и разница в доходности при оценке похожих фондов оказывается существенно меньшей: 41,2% в Эстонии и 46,4% в Финляндии. К тому же следует учесть, что ОЭСР отражает средние результаты многих фондов государства, а доходность тщательно подобранного отдельного фонда может существенно отличаться.

Растите, растите

Как же быть людям, которые хотят, чтобы их накопления во вторую ступень росли активнее? Может, следует поменять стратегию? И если да, то что можно посоветовать человеку в возрасте 35,40 и 45 лет?

Руководитель инвестиционных фондов Swedbank Кристьян Тамла отмечает, что история финансовых рынков свидетельствует о том, что лучшие результаты в долгосрочной перспективе показывают инвестиции в акции. Но в то же время следует учитывать, что в краткосрочной перспективе колебания могут быть весьма ощутимыми. И самая разумная стратегия — в молодом возрасте инвестировать в пенсионный фонд с наибольшим соотношением инвестиций в акции, а при приближении к зрелому возрасту больше сфокусироваться на фондах с упором на облигации.

Пеэтер Шамардин из банка SEB отмечает, что каждый человек сам должен оценить степень риска, к которой он готов. Однако есть опасность, что если человек выберет фонд с высокой степенью риска и на этапе спада, который периодически бывает, поменяет фонд, то он лишится возможности заработать обратно те деньги, которые он потерял во время падения стоимости паев. И если вы спокойно относитесь к тому, что стоимость паев то растет, то падает, то имеет смысл выбирать фонд с высокой степенью риска, потому что аналитики обещают, что в итоге вы все же выиграете.